АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВ: «ДЛЯ ДЕТЕЙ РАБОТА НА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СЦЕНЕ – БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ»

22 сентября в театре Новая Опера состоится премьера музыкального спектакля «Баранкин, будь человеком!». Это совместный проект Детского музыкального театра юного актера и Московского театра Новая Опера им. Е.В. Колобова. Спектакль идет в сопровождении оркестра театра Новая Опера. В спектакле играют одаренные дети-актеры и солисты театра Новая Опера. Много лет назад в первой постановке Юру Баранкина играл мальчик Коля Басков, для которого, по его словам, название спектакля стало своего рода жизненным девизом. Мы взяли интервью у режиссера спектакля – заслуженного артиста России Александра Федорова.

Александр Львович, как так вышло, что идея спектакля появилась тридцать лет назад, а премьера будет только сейчас?

Да, действительно идея проекта существует тридцать лет! И тридцать лет назад мы начали работать над этим спектаклем, но театр был тогда «в коротких штанишках» – такой большой проект было нам тогда не по силам потянуть в полном масштабе. А сейчас он будет идти на профессиональной театральной сцене театра «Новая опера» в сопровождении симфонического оркестра. Это очень важно – дети соприкасаются вот с миром большого оперного театра. Конечно, это бесценный опыт для них, это бесценный опыт для нас, ну и конечно сам спектакль – это замечательная история превращения таких глупых смешных ребят в людей, которые получили какой-то жизненный опыт, и поняли что такое труд, что такое любовь к тому, что тебя окружает.

А как всё начиналось?

Помню такую историю – весь театр был выкрашен в салатовый цвет – таким нам его выдали строители. Есть два цвета, в котором строители сдают нежилые помещения, а театр, как они сказали, это нежилое помещение, хотя мы уже тридцать лет здесь живем. А второй цвет, кстати, коричневый, так что нам еще повезло – выдали зелененьким! Перед премьерой мы решили всё-таки превратить «нежилое помещение» в профессиональный театр и выкрасить весь зрительный зал в черный, и фойе в порядок привести – выбрали очень красивое сочетание бордо и светло серого цвета.
Мы с тремя товарищами сделали дело, мы выкрасили весь театр. Не спали двое суток. В итоге, на генеральной репетиции – я сижу в зрительном зале на маленьком стульчике, на сцене Коля Басков – Баранкин, Леша Андреев – Малинин, и Ксюша Реформацкая – Зина Фокина. Репетируем сцену, в которой Зина учит мальчишек трудиться. У нее там такая реплика: «Кто дома ленится, не трудится, а в школе мается, скучает, за партой вертится и крутится и вечно двойки получает… Баранкин, будь человеком, Малинин, будь человеком!». Мне что-то не очень понравилось, и я говорю: «Ксюша, ты должна сказать это, А ты Коля должен встать и сказать… Я хотел сказать «Не хочу быть человеком», а получилось так – «Спокойной ночи», и я уснул на стуле. Я спал полчаса, а все ребята сидели тихо-тихо. Они сидели, ждали, пока я проснусь, я поспал полчаса, потом проснулся и мы продолжили репетицию…

Вы даете актерам отдохнуть во время выпуска спектакля?

Это не всегда полезно. В театре «Новая опера» есть местечко, где актеры, которые не заняты в данное время в спектакле, они играют в теннис. И я запрещаю детям играть в теннис, потому что они расслабляются, но я знаю, что они все равно поигрывают. И у нас есть один мальчик я не буду называть фамилию. Я слышу проходя и идет спектакль. Во время спектакля прохожу по коридору, прислушиваюсь – «цок-цок, цок-цок», играют в настольный теннис. И я заранее говорю: «Так, и в чем дело, и почему вы играете?» Захожу, и один мальчик говорит: «Нет, Александр Львович, мы не играем». Я смотрю на другого мальчика, и понимаю, что он шарик спрятал во рту. Я говорю: «Где шарик?» И он мотает головой в разные стороны. «Выплюнь шарик!» Ну дети – есть дети, конечно нужна строгость, я не смог сдержаться и просто загоготал, и все засмеялись, потому что бедный мальчик, как фокусник достал этот шарик изо рта.

Мы заметили, что у вас интернациональный состав – это как-то связано с вокальными особенностями детей?

Вообще, у нас театр многонациональный, у нас порядка пятнадцати национальностей: и дети, и педагоги. У нас есть чеченцы, татары, казахи, узбеки, итальянцы, немцы, евреи, белорусы, армяне, грузины, корейцы, даже есть девочка, родина родителей которой Бангладеш. Т.е. очень много. И так получилось, что сейчас роль Баранкина играет мальчик Эрнест Бореко. У него корейские корни. А Малинина играет Нико Галдава, он грузин. Два друга, такой международный союз. А их мама — воробьиха, когда они становятся воробьями, армянка, а папа русский. И когда были репетиции папа говорит: «Слушай, где ж ты летала, одного грузина родила, другого корейца. Что у меня за жена? Что за воробьиха!».

Дети болеют «звездной болезнью», или это удел взрослых, а работа с детьми-актерами – чистая радость?

Как любой спектакль, он всегда в себе содержит счастье – радость, и в тоже время всегда сопровождается и грустью, обидами, разочарованием. Вот «Баранкин, будь человеком» – не исключение. Дело в том, что это большой спектакль, и готовили мы его долго – год с небольшим. В роли Баранкина и Малинина репетировали два замечательных парня: Даня Яговдик и Тима Соколов, но так получилось, что голоса мальчиком имеют особенность. Эта особенность называется «мутация», голоса ломаются, и поэтому в момент выхода на финишную прямую голоса сломались, и поэтому сейчас на премьере будут играть другие мальчишки.

Кажется, даже взрослые опытные артисты не всегда спокойно реагируют на замены или даже появление состава, что уж тут говорить о детях…

Это особенность театра, где играют дети, в какой-то момент ты должен оставить свою роль, отдать ее другому актеру, другому ребенку, это конечно и обидно и досадно, и некоторые ребята говорят «Нет, нет, я еще могу, у меня еще не сломался голос», – но тем не менее мы понимаем прекрасно, что мы не имеем права рисковать, потому что это большой театр, это новая опера, это симфонический оркестр, и конечно все должно быть безупречно.

Фотографии предоставлены пресс-службой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *