ВИКТОР РАКОВ ОБ ОЛЕГЕ ЯНКОВСКОМ

У него не было проходных работ. Он тщательно выбирал материал.

Исполнилось 75 лет со дня рождения народного артиста СССР Олега Ивановича Янковского, и сегодня спустя 10 лет после его ухода, понятно: никому не удается повторить то, что он делал. Приходят новые артисты, но незаменимые есть: Янковский, Караченцов, Пельтцер, Леонов, Абдулов, Броневой, Струнова… Их имена стали легендами «Ленкома». Нет дня, чтобы я не вспоминал Олега Ивановича. Мысленно принимая решение, думаю о том, что бы он сказал. Это жизненный ориентир.

Мы 25 лет прослужили в театре «Ленком», но я многое не знал о нем. Да он и не особо распространялся. О том, что я когда-то выйду на одну сцену с этим великим артистом,  помыслить не мог. Знал его по работам в кино, еще школьником видел в спектакле «Ленкома» «Ясновидящий». Любил его как артиста. Харизматичный, интересный, талантливый…

Янковский был человеком, готовым помочь. Но дистанция сохранялась всегда. Никакого панибратства, амикошонства. У него не было проходных работ. Он тщательно выбирал материал. И меня учил выбирать роли. Его стараниями я попал к Светлане Дружининой в «Гардемарины-3». А позже –  на роль Мастера в «Мастере и Маргарите» Юрия Кары. Сначала я был утвержден на роль Ивана Бездомного. Янковский хотел играть Воланда, но по давней договоренности с режиссером эта роль досталась Валентину Гафту. Олегу Ивановичу предложили роль Мастера, но он порекомендовал меня. Видимо, на его взгляд, это была адекватная замена.

Янковский был человеком самоироничным. Мог пошутить по поводу своей внешности и худобы. С юмором относился к критике. Правда, принимал ее только от тех, кого уважал. Как-то в антракте «Оптимистической трагедии», в которой Олег Иванович играл Беринга, Абдулов ему сказал: «Олег, ну надо что-то делать с дикцией. А то так последних пэтэушниц потеряешь». Янковский промолчал. У них с Александром Гавриловичем были своеобразные отношения. Они постоянно друг друга подкалывали.

Янковский трепетно относился к своей семье, очень любил свою супругу Людмилу Зорину. На гастролях «Ленкома» в Израиле она оступилась на сцене, упала и сломала ребра. Олег Иванович был в Москве, переживал, порывался лететь в Израиль. Травма супруги стала для него испытанием. В свою семью, дом он не пускал даже коллег. Оберегал близких от излишнего внимания. Гордился успехами в профессии сына Филиппа. Внимательно относился к тому, что делает в профессии его внук Иван, как начинает внучка Лиза.

А к собственной популярности Янковский относился с иронией. Иногда она тяготила его. Он был свободным художником. Ничего никому не  доказывал. Выбирал то, что ему нужно, — и никакой суеты. Когда ты молодой артист, суета допустима. Но когда встаешь на рельсы, тут лишние телодвижения ни к чему. Янковский жил своей жизнью, находя время для профессии. Не снисходил до нее, но «распределиться» умел.

Последняя работа Олега Янковского в кино — митрополит Филипп в картине Павла Лунгина «Царь». А на сцене — «Женитьба» в постановке Марка Захарова, где он сыграл Жевакина. В начале 2009 года появился приказ, что в «Шут Балакирев», в котором Янковский играл Петра Первого, вводится Александр Лазарев. Я подошел к Олегу Ивановичу и поинтересовался, а как же с «Женитьбой». «Ее я буду играть, а вот в «Шуте» три часа орать у меня нет сил», ­— сказал он.  И еще какое-то время выходил в «Женитьбе». Поняв, что силы стремительно уходят, последний спектакль сыграл 17 апреля 2009 года. Думаю, и он, и все мы жили надеждой на выздоровление… 

Автор – актёр театра и кино, народный артист России Виктор Раков
Оригинал статьи тут

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: