ПРЕСС-ПОКАЗ СПЕКТАКЛЯ «ФАЛЬШИВАЯ НОТА » В ТЕАТРЕ ИМ. ЕВГ. ВАХТАНГОВА

15 сентября Театр им. Евгения Вахтангова открыл новый сезон премьерой Римаса Туминаса «Фальшивая нота». 

  Автор пьесы Дидье Карон начинал как служащий банка. Потом пробует себя в различных литературных жанрах. Признание и успех приходят к нему в 2002 году, Карон активно работает  режиссером, актером, драматургом. В 2008 году становится руководителем театра Мишель в Париже. Пьеса «Фальшивая нота» была написала в 2017 году и летом представлена на фестивале в Авиньоне. Для российского зрителя ее перевели Ирина Прохорова и Александр Браиловский.

Постановка — Римас Туминас
Режиссер — Алексей Кузнецов
Сценография — Адомас Яцовскис
Костюмы — Максим Обрезков
Композитор — Фаустас Латенас
В главных ролях: н.а. России Алексей Гуськов и н.а. России Геннадий Хазанов.

Римас Туминас: История, может, вторична. Но в ее глубине живет смысл. Он не может оставаться только на детективном сюжете. Сложно было раскрыть вторую историю. Тут все-таки два музыканта: состоявшийся и нет. У второго было все, чтобы стать гениальным скрипачом, но так случилось. Поскольку дирижер в грехах, кажется, что все дается легко. Все страшно как благополучно. Но Динкель вычислил его — этот дирижер в юности убил его отца. Но не влюбиться в него как в дирижера не мог. Один из принципов жизни Динкеля — чистота. Эта любовь привела дирижера к сатисфакции. Если он покается, он может играть гениально, чисто, не фальшивя. И в жизни так. И мы в этом сезоне должны так прозвучать, чтобы не допустить фальшивой ноты. 

Геннадий Хазанов: Для меня самым сложным было получить согласие Туминаса на постановку. Все остальное — это нормальный рабочий процесс. Честно говоря, я плохо верил, что Римас Владимирович найдет время и главное — изъявит желание. И чтобы так совпало и первое, и второе. Когда я прочитал эту пьесу, у меня никакого другого варианта, кроме как прийти к Туминасу в Театр Вахтангова, не осталось. Я понимал, что над этой пьесой надо выстраивать свое смысловое и чувственное пространство. Поэтому я пришел сюда и сделал Туминасу предложение, от которого он не смог отказаться. Конечно, эту пьесу можно было бы попробовать играть на сцене театра Эстрады. Уверяю вас, что до того как открылся занавес, спектакль уже проиграл бы, потому что он появился на сцене театра Эстрады. Это совершенно дргуая стилистика — я низко кланяюсь и художнику, и автору музыки, и Алексею Кузнецову, который с нами намаялся, соединяя несоединимое. Если бы Туминас отказался, вполе возможно, что для меня, как для актера, эта пьеса свет бы не увидела. 

Алексей Гуськов: Сюжетов ограниченное количество. Все мы их знаем. А вот каждый раз подняться к теме, которая существует над сюжетом. Это самое сложное, самое непростое. И с этим связаны самые большие тревоги. Мы с Геннадием Викторовичем Хазановым находимся в одной системе координат. 

Я стукнут музыкой давно. И вообще я вам должен сказать, что я наверно всю жизнь занимался не своим делом. Десять лет назад я практически не разбирался в музыке. Когда мне предложили роль дирижера в фильме, я начал его искать — пересмотрел всех. Надо было найти характер и природу дирижирование. Я тогда утвердился в своих размышлениях, что симфонический оркестр — самосовершенное творение. Там нет национальностей, языкового барьера. Это некий комунизм, если играют хорошо. Это модель мира. Мы приходим как инструменты, издаем свой звук. И если мы объединяемся в каких-то морально-этических нормах, мы играем чисто. Если нет — это то, что мы наблюдаем с завидной периодичностью повторяется на земле. 

Фаустас Латенас: Здесь мало моей музыки. Мы начинаем с Вагнера, который был запрещен в Израиле долгое время. Это конфликт двух музык —- немецкой и еврейской. В этом прологе начинается конфликт, который продолжается во всей пьесе. Это сражение в поиске истины.

Фотографии Веры Юрокиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: