МАГИЯ ТЕАТРА. «ВЛЮБЛЕННЫЙ ШЕКСПИР» В ТЕАТРЕ ПУШКИНА

Театр Пушкина выпустил премьеру – спектакль по пьесе Тома Стоппарда «Влюбленный Шекспир». Эту историю Евгений Писарев «так давно хотел поставить, что уже и не помнит, почему». Двадцать лет назад фильм по сценарию сэра Тома с успехом прошел по кино и телеэкранам, чуть позже постановку представили на Бродвее, и вот она добралась до Москвы.

  В преддверии премьеры, 23 апреля в день рождения Шекспира, Театр Пушкина устроил презентацию спектакля, а накануне премьеры, по традиции, пригласил фотографов и журналистов на пресс-показ. 
На сцене – стена театра на поворотном круге. Поворот – и мы в театре, еще шаг – в таверне, в доме Виолы, в саду или на улице. Все действие сосредоточено вокруг театра, театр тут повсюду. Как у Шекспира. Впрочем, перед нами еще не знаменитый драматург, а просто мастер Уилл, за плечами которого только комедия «Два веронца», а в настоящем — мучительные попытки придумать новый сюжет.

  По словам одного из исполнителей молодого Шекспира Дмитрия Власкина, для него главное было «показать, как Шекспир придумывает новые повороты пьесы «Ромео и Джульетта». Здесь и сейчас. Он питается энергией других персонажей, и вдруг ему приходит в голову тот или иной эпизод».

– На меня не давили постановки Шекспира, ведь я играю не героя пьесы, которую он написал. В этом отношении мне было проще – ведь Стоппард написал пьесу о самом Шекспире. 
  Кстати, в процессе подготовки спектакля для его участников была устроена встреча с Алексеем Вадимовичем Бартошевичем – театроведом, знающим о Шекспире все. Бартошевич рассказывал о том времени, о театре, спорах театральных трупп Неда Аллена(Антон Феоктистов) и Джеймса Бёрбеджа(Игорь Теплов) (в спектакле это противостояние представлено довольно ярко), которые никогда не могли бы объединиться. История, написанная Стоппардом, – прекрасный авантюрный сюжет, не более того. 

Для актеров же хорошо то, что не «давит» груз истории. Все как с чистого листа. И хотя Таисья Вилкова, исполнительница роли Виолы, и признается, что смотрела две самых, по ее мнению, интересных экранизации «Ромео и Джульетты» (Франко Дзефирелли, 1968 года и База Лурмана, 1996), и пересматривала фильм «Влюбленный Шекспир», но не пыталась копировать, только подсматривала что-то у актеров. Так манеру поведения Ромео она взяла у Леонардо ди Каприо.

– Самым сложным для меня, – признается актриса, – были перевертыши – из девочки в мальчика и наоборот, из Виолы в Джульетту. Для нас главным было найти свой характер для каждого персонажа. Евгений Александрович дал нам возможность придумывать что-то внутри роли, но внешний рисунок у него выстроен довольно жестко.
  Во втором акте мы играем спектакль «Ромео и Джульетта». Виола играет Джульетту, а Шекспир Ромео. Это большая ответственность. Ведь сколько бы их ни было, но наши – первые в истории. Придумать, какими они были, какой была первая актриса в истории театра. Главное, о чем мы говорили, что у нее огромное желание играть. Эта пьеса – про магию театра, о том, что такое театр. Жизнь как театр, как бесконечная игра. 
  Самым сложным оказались и переодевания (всего у актрисы 9 смен костюмов). Она рассказала о том, что на первом прогоне перепутала сцены, и это было самым ужасным. 
– Теперь я уже никогда не забуду, когда и что делать, – смеется Вилкова. 
 

  Шекспир, по мнению Дмитрия Власкина, «герой нашего времени». Человек, за которым хочется идти. Он не социальный герой, но «в контексте того, что каждый человек пытается развиваться, находить в себе музыку, поэзию, этот персонаж состоит из того, чем мы живем».

– Сейчас очень трудно найти современную пьесу, рассчитанную для большой сцены. Моя предыдущая работа в Театре Табакова – «Кинастон», как и эта обращена в прошлое, но это современные пьесы. Несмотря на то, что в них отражена другая эпоха, есть танцы, фехтование, вокал, они во многом о сегодняшнем дне, – говорит режиссер-постановщик спектакля Евгений Писарев. – «Кинастон» появился случайно. Я давно хотел поставить «Влюбленного Шекспира», мы занимались переводом и правами, и тут пришло предложение от Табакерки. 


  Сначала Писарев отказался, потому что собирался ставить спектакль о том, что будет на 60 лет раньше, но потом решил «потренироваться» на артистах другого театра.
  – Мне было сложнее, потому что мне нужно было не повториться, нужно было найти какие-то другие ходы, другие смыслы. Это не так просто. – признается режиссер. – И артистам, привыкшим существовать в режиме современной драмы, где не нужен грим, эффектные костюмы, где они говорят современным языком и речь их максимально невнятная… Здесь же задача, конечно, очень сложная. Потому что это должна быть легкая, летящая, абсолютно театральная история. Из театра с каждым годом все больше уходит театр. Я себя ни с кем не сравниваю, но мне кажется, что театр Пушкина, который находится на месте Камерного театр, как раз то самое место, где нужно вернуть театр в театр. То чем и занимался Александр Яковлевич Таиров.

Для меня этот спектакль важен еще и потому, что здесь я работал, в основном, со своими учениками. Многие из них выпускники прошлого года. Поэтому тут я ставил для себя другие задачи. Не столько сделать коммерчески успешный спектакль, сколько продолжать обучать своих детей. Для меня это вложение, я иначе отношусь к этому. Я делаю ставку именно на этих ребят, и очень важен путь, который мы проходим вместе. Это другая линия в творчестве, может быть иная миссия. 
  Мы очень долго искали Шекспира. Я не люблю менять актеров, даже если вижу, что что-то не так. Но тут произошла обратная история. У меня было 4 Шекспира из разных театров, из разных городов. Это все очень хорошие артисты. Но для меня важно, чтобы артист вписался не только в спектакль, но в коллектив, принял атмосферу театр. Она тут особенная, это пространство принимает не всякого чужака. Кроме того, это ансамблевый театр, и тут, как и у Стоппарда важна «цеховая солидарность». Ставить такой спектакль можно только компанейским способом. Я прошел долгий путь среди артистов театров Ленсовета, Ленкома, Сатирикона, и в результате, решил вырастить Шекспира в своем коллективе. Даже двух – роль Уилла играют Дмитрий Власкин и Кирилл Чернышенко. 
  Писарев также рассказал о том, что Стоппард «очень трепетно отнесся» к предложению театра, написал трогательное письмо. И Писарев надеется, что на сентябрьской премьере сам Сэр Том Стоппрад непременно будет присутствовать. 
  – Самое сложное, –отметил Писарев, – что это очень хорошая пьеса. Ее, если даже плохо сыграть, она все равно сработает. Меня очень интересует, что мы можем сделать помимо того, что заложено в сюжете. Сможем чего-то – значит, чего-то стоим. Ну а так – просто сделаем в Москве нарядный праздничный спектакль».

Магию театра пробовала на вкус
Анастасия Павлова
Фотографии Владимира Майорова
взяты с его страницы в фейсбук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: