И В 85 ВСЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ! К ЮБИЛЕЮ СТАНИСЛАВА ЛЮБШИНА

Имя Станислава Любшина у большинства ассоциируется с тремя киноролями: Иогана Вайса в «Щите и мече» В. Басова, Ильина из «Пяти вечеров» Н. Михалкова и прораба дяди Вовы из фильма Георгия Данелия «Кин-Дза-Дза» и, пожалуй, еще с телеспектаклем «Тартюф», где он сыграл главную роль.  Между тем, он снялся более чем 70 фильмах и ему довелось поработать с такими режиссерами, как Андрей Тарковский, Владимир Абдрашитов, Марленом Хуциевым, Василием Шукшиным, Виталием Масленниковым и многими другими.

Но в кино он попал благодаря театру. И первым его спектаклем как раз и были те самые «Пять вечеров» А. Володина в «Современнике». Только играл он тогда Славку, и был это ввод. Любшин только закончил ВТУ им. М.С. Щепкина. Его дипломным спектаклем была «Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского, где он играл Сиплого. Там его и увидел Олег Табаков, занимавшйся в театре работой с молодежь. И порекомендовал идти в «Современник».

Тут стоит сделать небольшое отступление – том, как Любшин попал в театр…

Первое его знакомство с театром трудно назвать приятным. Был это детский спектакль, в котором мальчик Слава, едва ли не впервые оказавшийся в театре, почувствовал фальшь.  Влияние же на него оказали «старики» Малого и МХАТа. Вот как он вспоминает об этом: «Актеры Малого театра давали детям утренник. Приехали Вера Пашенная, Евдокия Турчанинова, Варвара Рыжова. Мы не знали, кто это. Но в 12 часов дня, когда они вышли перед нами, мы встали и дружно их поприветствовали. Актрисы надели платочки и на наших глазах превратились в старушек. Я был потрясен, вцепился в стул. Как же так, ведь они только что были совсем другими…

И последнее, что меня погубило, – это «Три сестры» во МХАТе. Ангелина Степанова, стоя спиной к зрительному залу, произнесла «В Москву!» с такой правдивой интонацией. Столько в этом чувствовалось боли и тоски! После «Трех сестер» начал активно в самодеятельности заниматься».

С Ольгой Остроумовой в спектакле «Веранда в лесу»

С самодеятельностью была связана и мама Любшина – играла в драмкружке в подмосковном селе Владыкино, где они жили. Когда сын, сказал, что хочет быть актером, мать расплакалась, а отец, подумав, сказал: «Если будешь как Козловский – иди». Как говорит сам актер, спустя несколько лет они с Иваном Козловским встретились в каком-то концерте, и тот попросил передать родителям, что Любшин стал лучше него.

Станислава Любшина взяли в «Современник» и дальше события развивались стремительно. Вышло так, что спектакли с Табаковым были назначены в разных местах города одновременно. Знаковые для театра спектакли «В поисках радости» и «Пять вечеров».

«Современник» отличался демократичностью – здесь любой молодой артист мог подать заявку на роль, Любшин подал их семь. Меня вызывает дирекция и говорит: «Наверное, ты и в «Пяти вечерах» хочешь сыграть?» В три часа дня меня привозят к Ефремову. Он болен, у него плеврит, он лежит забинтованный, говорить не может, и мы с ним репетируем. Я говорю текст, а он вместо своего монолога поднимает палец. Такая репетиция. А в семь вечера он в лучшей форме, как будто ничего и не было. После срочного ввода на роль Славки меня оставили на ней, я в очередь с Табаковым стал играть», – вспоминает Станислав Любшин.

Роль эта, по словам артиста, дала ему возможность поверить в себя. Встречу же с Володиным называет не иначе как судьбой. Спустя 20 лет он сыграет Ильина в фильме Михалкова. В кино, как вспоминает Любшин, текст, впрямую говорящий о том, что Ильин сидел («Едешь 500 километров, и ни души, резина замерзает, боишься остановиться, чтобы самому не замерзнуть»), заставили выкинуть – вместо него звучали оптимистические слова: «Едешь 500 километров, солнце яркое, небо чистое, у тебя за спиной карабин лежит – и ничего не страшно». Актер признавался, что его коробило от этой фразы, и ее пришлось записывать несколько раз.

 А Александра Володина считает по-настоящему свободным человеком: «Что меня в Володине поражало. В нем такая независимость была от жизни, от возраста, от нашей системы. Каждый человек чем-то связан, подчинен – государству, системе, работе, начальству. Его же ничего не касалось, он совершенно был свободный. Когда говорят о свободе, свободном человеке – то это Володин».

С Анастасией Вертинской в спектакле «Тартюф»

В «Современнике» он сыграет еще  в спектаклях «Голый король», «Два цвета», потом перейдет в Театр на Таганке, где проработает около трех лет  уйдет в Театр им. М. Ермоловой, здесь сыграет Шаманова в спектакле «Прошлым летом в Чулимске», перейдет в Театр на Малой Бронной, где будет работать с Эфросом – за два сезона сыграет в спектаклях «Веранда в лесу» и «Конец Дон-Жуана».

Но самым главным в его актерской судьбе станет Московский художественный театр, в котором он служит с 1980 года. Здесь сыграно немало ролей, одна из первых, опять же самых известных – Тартюф в одноименном спектакле А. Эфроса.

Любшин вспоминает о работе с режиссером: «Он гениальный был человек. Приходил на репетиции очень нервным, хотя все у него уже было придумано. Садился, ни на кого не глядя, начинал говорить, увлекался – и освобождался, расцветал. Он мог расплакаться за режиссерским столиком, если ему нравилось. Он обожал всякие неожиданности. Помню, мы с Настей Вертинской репетировали сцену из «Тартюфа», где вредный Тартюф очень пристает к бедной Эльвире. Я умудрился снять с Вертинской бюстгальтер, на расстегивая блузки. А потом, спасаясь от меня, Настя бросилась в зал и забралась на колени к какому-то критику (Эфрос пускал их на свои репетиции). А я, не долго думая, сиганул за ней на эти же колени. Эфрос хохотал, как сумасшедший. Такие живые репетиции были для него важнее любого продуманного спектакля».

Позже будут роли в спектаклях «Обвал», «Призраки среди нас», «Колея», «Эквус», «Иванов», «Вишневый сад», «Борис Годунов», «Три сестры», «Сирано де Бержерак», «Тот, кто получает пощёчины», «Художник, спускающийся по лестнице» и др.

 Одни из последних – Ненил в «Немного нежности», Тит Никоныч в «Обрыве» и Профессор в «Мефисто».

Профессор в спектакле «Мефисто»

Виктор Гвоздицкий, один из его друзей в театре, то ли в шутку, то ли всерьез замечал: «На мой взгляд, есть несколько Любшиных. Есть Любшин в кино. Есть тот, который играл в «Обвале», и тот, который играет сейчас в Художественном театре».

В канун восьмидесятилетия он признался: «У меня все еще впереди». Кажется, это утверждение верно по сей день.

Мы благодарим авторов, чьи тексты использовали в нашем материале: Илью Шевелева («Эпизоды из жизни  Станислава Любшина»), Ольгу Фукс (Интервью в «Российской газете») и Ольгу Сергееву («Актер-интеллигент»).

Фотографии взяты из сети интернет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: