УЧИТЕЛЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ В СВОЕМ УЧЕНИКЕ

По странному стечению обстоятельств, на начало декабря выпали сразу два вечера памяти. На одном – в Театре им. А.С. Пушкина – вспоминали Романа Козака. На втором – в Театре на Юго-западе – Валерия Беляковича.

  Строго говоря, юбилей Романа Козака – 60 лет – надо было отмечать летом. Но он пришелся на 29 июня, когда театр уже ушел в отпуск, и потому все перенесли на новый сезон. Вот так и вышло, что вечер воспоминаний по случаю юбилея состоялся 4 декабря. Шестого же декабря исполнился год со дня смерти основателя Театра на Юго-Западе Валерия Романовича Беляковича. 

  На таких вечерах, если ты попал туда случайно, чувствуешь себя неловко. Кругом все свои, все вспоминают, а тебе вроде и нечего. Потому, видимо, постановщики сделали все, чтобы воспоминания эти стали общими. 

  Два театра с разными судьбами и при этом в чем-то очень близкие. 
  В первую очередь, желанием сделать память праздником, создать радостную атмосферу на сцене. Роман Козак и Валерий Белякович стали полноправными участниками действа, выступив, хоть и с экрана, в роли ведущих.

 В Театре Пушкина кадры были подобраны так, чтобы зрители без труда понимали, кто выйдет на сцену. Открыла вечер Виктория Исакова. Исполнив песню из своего первого спектакля «Лесная песня», который вышел в 2000 году во МХАТе им. Чехова, она сказала, что все сегодня будет подчинено импровизации, которую так любил Роман Ефимович. Не будет ведущих, а выступающие будут выходить из зала и делиться своим Козаком. За два часа перед нами пронеслась вся жизнь режиссера – от учебы в Школе-студии МХАТ до последних дней. Но главное, чтобы был праздник «Обязательно праздник», который умел создавать юбиляр. 

  На экране – отрывки из спектаклей, интервью, фотографии с посиделок и застолий.

  Вечер и напоминал дружеские посиделки, где все ждут именинника, и между делом вспоминают «минувшие дни». А Роман Козак, кажется, и не уходил никуда. Вот он на фото за столом, а вот оживает в рассказе Игоря Золотовицкого о гастролях во Франции,где они должны были жить на 6 франков в день. Играли «Чинзано» Л. Петрушевской.

– По ходу спектакля, мы должны были выпивать пять бутылок «Чинзано». Но никто же не говорил, что нам нужны пустые бутылки и те, кто обеспечивал спектакль, исправно приносили нам эти бутылки. Мы их сливали в ведро. С тех пор я не переношу запах этого напитка. Однажды наш реквизитор решила прийти чуть позже, накануне зарядила бутылки и поставила их в холодильник. К утру это содержимое превратилось в вязкую массу, которую нам пришлось пить весь спектакль.

  «Делай, что хочешь. Теперь ты свободный человек!» – финальная фраза предельно драматичной сцены из спектакля «Эмигранты» М. Мокеева, в котором Роман Козак играл с Александром Феклистовым. Феклистов смотрел сцену вместе с нами, легкая ирония сквозила во взгляде, потом она зазвучала в письме, которое он написал Роману Козаку. В нем нежность, грусть, мягкий смех и тоска о том ушедшем времени. Присутствие «виновника» мы чувствуем в зале постоянно. Кажется, оглянешься, а он идет по проходу к сцене.

  На экране, на старой пленке, – Андрей Панин и Николай Фоменко в спектакле «Академия смеха». Михаил Ширвиндт, старый друг Романа Козака, рассказал о том, как сочиняли они «Минутки» – короткие размышления о жизни, моменте, любви… «Мне сказали, что едет Ваня Ургант, чтобы я потянул время», – пошутил он.

  И в ответ ему – Иван Ургант: «Я бы еще послушал, хотите, я могу снова уехать и вернуться». Для него встреча с Романом Козаком – важный момент в жизни. Первая и единственная драматическая роль в театре связана с ним. Он признался, что его присутствие здесь кажется ему немного непонятным, он никогда не учился у Козака, не работал в театре, но однажды Роман Ефимович позвонил ему и предложил сыграть в спектакле «Бешеные деньги».

«Отрывок из него вы сейчас видели. Его блистательно сыграли прекрасные актеры, которые не нуждаются в представлении». За несколько минут до появления Урганта Вера Алентова, Александра Урсуляк и Виктор Вержбицкий показали сцену из уже сошедшего со сцены спектакля.

   – Теперь-то я могу говорить о нем все, что угодно. Как я великолепно играл в нем, какой это был потрясающий спектакль!

  Но для Ивана это была и школа – школа актерского мастерства и человеческих отношений. О педагогическом даре Романа Козака говорили и Виктория Исакова, и Сергей Лазарев, и Александра Урсуляк.

 Юные, наивные смотрят со старой фотографии Сережа Лазарев и Саша Урсуляк – это кадр из первого их спектакля «Ромео и Джульетта», сцену из которого они сыграли в память об учителе. Лазарев поблагодарил учителя за его веру в него, за то, что он открыл ему красоту драматического театра и научил любить его.

  – Вот уже 15 лет я служу в театре Пушкина и не собираюсь ему изменять, – закончил он свое выступление. И снова фотографии, забавные истории с репетиций и от курсов в Школе-студии МХАТ.
Константин Райкин появился на экране вслед за кадрами из спектакля «Косметика врага», поставленном в 2005 году.

  – Я всегда немного завидовал Роме. Как-то он ответил при мне одному журналисту на вопрос: Чего вы боитесь? – Ничего не боюсь! Я точно знал, что вранье – это не про Рому. Он, правда, ничего не боялся. Я так не умею. 

  Мастеров сменила молодежь. Анастасия Лебедева, Владимир Моташнев и Евгений Плиткин показали сцену из лихого, яркого, стильного и страшного спектакля «OFFICE». Мгновенные переходы от змеиного шипения к умилению, невероятная пластика, лёгкость существования в разных жанрах, – все это признаки школы Козака.

Аркадий Цимблер, одноклассник и друг Романа Козака рассказал о книге, которую собирали несколько лет назад, попросил прощения у всех, кто не смог принять участия в ее написании и предложил сделать вторую часть.

  Художник спектаклей «Джан», «Академия смеха» и «OFFICE» Виктор Платонов поделился воспоминаниями, как шли репетиции спектаклей, как придумывались костюмы и декорации.

  Одним из последних выйдет на сцену Дмитрий Брусникин. Для него Рома не только человек, с которым он вел курс, но и хороший друг.

  – Рома так умел дружить, что даже его учителя становились его друзьями. Ромы во мне столько, что ни в один формат это не влезет – недостаточно никаких книг, вечеров, статей, фотографий и фильмов… – признался он. 

  Финальным аккордом стала лента в фейсбуке, выведенная на большой экран. Михаил Миронов – студент последнего курса Козака – скажет, что 2007 год стал важным еще и потому, что появились соцсети. «До сих пор я вижу иногда, что мигает огонек «Роман Козак в сети» и это замечательно, что каждый из нас может написать о том, как он любит и скучает по нему». Ученики, друзья, артисты театра поднялись на сцену. Все быстрее будет бежать лента. Тихо погас свет на сцене и светящиеся экраны превратились в огоньки свечей. Свечей памяти и надежды.

Театр на Юго-западе вовсе отказался от воспоминаний приглашенных, а их было немало в тот вечер. Зал был забит до отказа, как говорится, – на два зала. Сидели на сцене, на ступеньках, на детских стульях перед первым рядом, стояли в проходах. Первоначально хотели провести этот вечер в ДК им. Зуева (где отмечали юбилей), но эту мысль, к счастью, оставили. Дом есть дом.

 Путешествие на «Планету Беляковича» началось с выступления худрука театра Олега Леушина, а вел вечер, как в старые добрые времена, основатель театра Валерий Белякович. Только с экрана. Под знакомую мелодию «Моно» он вышел на сцену, с лукавой усмешкой осмотрел зал, надел любимую бейсболку, скинул пиджак и вновь превратился в пацана с рабочей окраины.

  Формат вечера напомнил любимую многими «Встречу с песней», которую всегда вел Валерий Романович. Шутки, истории из жизни, анекдоты, рассказы о спектаклях, приправленные фирменным хулиганством как создателя,так и его актеров, превратили его в гимн театру и фактически представление труппы и ее возможностей.

  Началось все, как и положено, песней «Зори московские», которую «исполнила» вся труппа театра, следом полетела «Женитьба Коли Гоголя» с любимым рассказом Валерия Романовича о том, как делали афишу – «символическую женщину, одетую в мамину ночнушку и украшенную париком» – которую доселе не видели жители этого рабочего района. И встык – «Женитьба» на сцене. Ирина Сушина и Андрей Санников, Михаил Белякович и Олег Леушин, Дмитрий Гусев и Олег Анищенко перемешали версии нынешней редакции с прежними. Лихо, с танцами и песнями, отыграли они первую сцену. А тут уже и второй рассказ подоспел – про спектакль по рассказам Антона Чехова. «Налима» играли «старики» – Алексей Ванин и Вячеслав Гришечкин, которые были заняты в самом первом спектакле, и Михал Белякович, Андрей Санников и Сергей Бородинов.

Не успели отсмеяться, как на сцене оказались жители городка во главе с бургомистром – Вячеславом Гришечкиным и Генрихом – Алексеем Ваниным. Искрометная, пересыпанная шутками Шварца и артистов сцена перед боем Ланцелота и Дракона развернулась перед нами. Признаться, я искренне пожалела, что нет в репертуаре этого спектакля и не играет в нем Гришечкин. 
  Все смешалось в этот вечер на сцене – рассказы от Беляковича, лучшие номера из «Встречи с песней» и песни-спектакли из юбилейного вечера. Сцена из одного из самых трогательных и пронзительных спектаклей «Собаки», соединенная с песней Лепса «Луна», превратилась в гимн одиночеству. Текст спектакля словно продолжился в песне, кажется, не только Черный пел ее, но и все собаки подвывали в унисон.

 «Гамлет» новой формации начался с монолога Клавдия – Беляковича, песня «Anno Domini» стала пророчеством для Гамлета–Лакомкина, и вспомнились невольно и Виктор Авилов, и Сергей Белякович, блиставшие в этом спектакле. Сюрпризом стало появление в роли Призрака Евгения Сергеева.

  Страстные ритмы «Hotaka» ознаменовали начало нового этапа – «Дракула», пафос которого сняли «Одинокой гармонью» и игривым Дракулой-Матошиным.

  «Макбет» превратился в столкновение старшего и молодого поколения. Главными здесь стали две пары – Валерий Афанасьев с Ириной Бочоришвили и Сергей Бородинов с Любовью Ярлыковой. Напористая, страстная, мощная леди Макбет Ирины Бочоришвили будет увещевать и настаивать, убеждать и успокаивать, Любовь Ярлыкова превратит свою героиню в нетерпеливую, жаждущую власти молодую женщину, а Макбеты будут сомневаться и пытаться бежать от предначертанного судьбой и страшных слов жен, но один согласится под напором силы, другой – из любви. «Атас» стала сильным аккордом в этой сцене. Это и утверждение мужского мира, мира силы и жестокости – не случайно в это время убивают семью Макдуфа, и некое предвестие неизбежности наказания, и ирония, тот самый фирменный стеб театра.

  Классика сменилась социальным театром – «Dostoevsky-trip» и «На дне», которые разделяет почти сто лет, и где видно, что мало что меняется в жизни. Пусть мир Сорокина фантасмагоричен и жуток, пусть люди тут спасаются дозой литературного наркотика, но как и у Горького нет выхода из реальной жизни. Сцены в «Трипе» перемешали, предельно сконцентрировали, и взрозвались воем «И поэтому мы никогда не умрем». Было слышно, как артисты пропевали слова, добавляя экспрессии ритму. И тут же словно из небытия, из далеких уголков памяти возникли герои «На дне». И будто не заканчивался разговор о человеке, страстен Сатин Валерия Афанасьева, мечтает уйти к другой жизни Актер Александра Задохина, Василиса Ольги Ивановой с горечью произносит «Обидел ты меня, Вася». Обиженные люди мучаются сами и мучают других, мечтают о свободе и работе по душе. И «Выйду в поле с конем» – это из той же мечты о лучшей жизни, увы, несбыточной.

  Особняком в истории театра, а значит и в вечере стоят два спектакля «Аккордеоны» – спектакль без слов и фантасмагория Петра Гладилина «Фотоаппараты». Последнюю смонтировали с песней «Сансара», а ключевым моментом стал монолог неродившегося гения Топоркова – Алексея Матошина.

  Но перед тем, как прозвучал финальный аккорд – монолог Пигмалиона из спектакля «Куклы» в исполнении Валерия Беляковича – мы увидели мини-спектакль пророчество по мотивам другого знакового для театра спектакля «Мастер и Маргарита». Герои тут отчаянно ищут друг друга, их реплики тонут то в ритмах ресторана Грибоедов, то растворяются в песне Игоря Демарина «Аплодисменты». За три минуты – весь спектакль, где героев словно обрамляют Мастер и Маргарита и наблюдают за всем Воланд и его свита.

  И вот – финал. «Когда я создавал своих кукол… Театр должен принадлежать живым актерам, из плоти и крови». «Дикси-лэнд» – сцена из спектакля «Куклы» – завершила этот вечер, еще раз доказывая, что Пигмалион Театра на Юго-Западе сумел создать свою уникальную труппу, где актеры могут все. Свет постепенно ушел со сцены, артисты расселись на ней спиной к зрителям, чтобы еще раз услышать мастера, учителя, своего создателя.

  Вечер в Театре на Юго-Западе назвали «Планета Беляковича», но мне кажется, что если актеров мы привычно зовем звездами, то режиссеры, безусловно, планеты. Но есть люди, вмещающие в себя и звезды и планеты, люди,создающие свои театры, – это целые галактики. И именно так – от педагогов к ученикам, от режиссеров к актерам и зрителям, передается это знание. Так возникает необъятная театральная Вселенная, где каждый учитель продолжается в своем ученике, потому что энергия людей, уходящих от нас не исчезает, она передается нам, давая силы продолжать дело мастера.

Фотографии предоставлены
пресс-службой Театра Пушкина
Фотографии Сергея Тупталова (Театр на Юго-Западе)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: