Все чаще режиссеры обращаются к короткой эпохе «оттепели». Для многих время это овеяно романтикой – тогда такой близкой казалась свобода и возможность нового развития.

  В прошлом сезоне Театр «МОСТ» выпустил проект «4 Любы. Оттепель», в котором попытался приблизиться к этой неоднозначной эпохе и немного разобраться в ней. Главные героини истории – четыре Любы (Елена Плужникова, Анастасия Сысоева, Алина Сазонова, Полина Заводовская). Молодые, обаятельные, полные надежд девушки, только вступающие в жизнь. Они встречают нас в фойе, наперебой спрашивая, видели ли мы уже «Карнавальную ночь». «А мы четыре раза пытались попасть, не пускают. Мы даже платья такие же сшили, как у нее. Похоже?» Зрители, кажется, немного пугаются такого внезапного вторжения в их пространство, и поначалу только улыбаются, но кто-то все же отвечает на вопрос, а кто-то и помощь предлагает.

  А мы поднимаемся в кафе, попутно покупая программку. О ней стоит сказать несколько слов. Как заметил один из сидевших в кафе, она – «винтажная». По Триумфальной площади, от памятника Маяковскому по еще пока серой Москве шагают четыре Любы в ярких платьях. Цвет прорывается сквозь серость будней. Так весной вспыхивают яркие краски цветов на еще не оттаявшей земле.

  В руках у нас будто вырезка из старой газеты (если бы не глянцевая поверхность, было бы ощущение, что читаешь заметки в «Правде»: «Поэты в Политехническом», «Доклад Министра культуры Екатерины Фурцевой на съезде партии», «Не допускать потерь урожая!», «Нуреев сбежал от советской делегации в Париже», «Советскому космонавту, впервые совершившему полет в космос»… И фотографии – Юрия Гагарина, Рудольфа Нуреева, Никиты Сергеевича Хрущева, выцветшие от времени. Лица эпохи, а чуть позже зазвучат и ее голоса. Мы даже в зал войти не успеем – девушка в изумрудном платье поудобнее устроится на ступеньках лестницы, в руках – гитара, молодой человек в широких брюках, клетчатой рубашке и кепке — ни дать ни взять герой Рыбникова. Но это не кино — это ребята из Педагогического – Юрий Визбор (Леонид Семенов) и Ада Якушева (Александра Кареева). 

  Они – проводники в эпоху.

  На сцене пусто – только два помоста и экран. Главный элемент сценографии тут – воздух. Он заполняет пространство сцены, наполняется голосами эпохи, ощущается то как прозрачный и легкий, то как сгущающийся и засасывающий тебя. Персонажи лишь слегка обрисованы режиссером и актерами. Едва ли стоит искать четко выписанные характеры. И все же в этом кружении музыкальных и поэтических тем, круговерти жизни и людей, можно выделить тех, кто будет с нами практически постоянно. Это, как ни странно, Свелана Аллилуева – дочь Сталина, которая дает оценку и времени отца, и «оттепели», и наступающей брежневской эпохе. Ее воспоминаниями начнется и закончится спектакль. Ну, не считая кино. Оно здесь тоже выступает как опознавательный знак эпохи. Перед началом спектакля нам покажут кадры из фильма «Волга-Волга» (привет из сталинского времени). Счастливые, позитивные, энергичные люди, которым все нипочем, где рабочие, почтальоны, повара – все поют и танцуют. А автор, тем временем, «веселится» в ссылке. По залу пройдет «человек в штатском» – в любую эпоху сохраняющий бдительность. Порядок наведен и можно начинать.

  Оттепель же ворвется на экраны новогодней «Карнавальной ночью» Э. Рязанова. Светлана Аллилуева вместе с героинями проживет свою «оттепель», как и они, поверит с возможность свободы и разочаруется финалом. Но до него еще далеко. Пока все встречают Новый – 1957 год. На экране хрупкая Гурченко, а перед ним – веселая молодежь, поздравляющая друг друга с праздником и подпевающая героине.

  Министр культуры Екатерина Фупцева в исполнении Натальи Ларичевой немного карикатурна, но все же строгость, предельная собранность угадываются в ней. «Я не люблю Новый год», – словно вызов всей этой веселящейся молодежи. Для нее это праздник ни о чем, неискренний, как ей кажется и бессмысленный. То ли дело – 8 марта или 1 мая. И, конечно, 7 ноября.

  Но «Время мчит нас вперед!», и Фурцеву не слушают, оттесняют с первого плана. История любви Юрия Визбора (Леонид Семенов) и Ады Якушевой Александра Кареева) зазвучит в стихах, строчках писем, отзовется на экране кадрами фильма «Застава Ильича».

  4 Любы с любопытством и ожиданием вглядываются в эту эпоху, а водоворот уже закручивает их. Звонко и радостно звучат голоса: «Фестиваль молодежи и студентов!» И вот уже Лия Голден рассказывает свою историю – историю первой темнокожей студентки в СССР. Шум веселья сменяется внезапным затишьем.

  Взлетает на помост молодой красавец – он высок, строен, в коротком черном пальто и кепке. Он выглядит нездешним. «Я всегда любил танцевать». Рудольф Нуреев (Андрей Рогозин) говорит нервно, делает па и падает вниз, поднимается и снова говорит. Его жизнь – танец, это все, чего он хотел. А еще отчаянно жаждал свободы. «Ты останешься в Париже, а позже нагонишь нас в Лондоне». «Мне сказали, что я должен выступить на правительственном концерте. Я знал, что это означает – я должен вернуться в Москву. И значит, уже никуда никогда не поеду». «Я хочу танцевать везде! И, конечно, в моем любимом Кировском театре!»

  Молодые голоса взрывают зал – Андрей Вознесенский (Леонид Семенов), Роберт Рождественский (Иван Пищулин), Евгений Евтушенко (Георгий Антонов), Белла Ахмадулина (Александра Кареева). Точно пойманная интонация, жест, восторженная вера в лучшее.

  Противоречивое время проступает в стихах и воспоминаниях, в письмах и оживших картинках – вот африканская делегация на фестивале молодежи и студентов, вот элегантной стайкой, щебеча на французском языке, пролетели манекенщицы из дома моды «Диор», а вот Гагарин (Георгий Антонов) пишет письмо жене и дочкам перед полетом в космос, сообщение о запуске спутника, всеобщая радость.

  Уставшая, давно отстраненная от дел, Фурцева расскажет о том, как сняли Хрущева, а он в это время будет собирать вещи в небольшой полинялый чемодан.

  Свет на сцене меркнет – воздуха будто становится меньше. В полутьме появится женщина с коляской, Наталья Горбаневская, – на экране кадры хроники, как наши танки входят в Прагу. Лариса Богораз (Мария Чебакова) срывающимся голосом будет говорить о ночном звонке и протесте, о голосе из братского государства, внезапно прорвавшемся сквозь радиоволны: «Русские братья, идите домой!» Две отчаянные женщины, Наталья Горбаневская и Лариса Богораз, зафиксируют «конец прекрасной эпохи». Они выйдут на Красную площадь с самодельными плакатами. Небольшая группа молодых людей, куда уже подтянулись и поэты из Политехнического, и 4 Любы, и даже Фурцева, стоит в глубине сцены на фоне кадров хроники. И знакомая с детства мелодия возникнет словно из воздуха и будет подхвачена и артистами, и зрителями. «Надежды маленький оркестрик под управлением любви». Точку в истории поставит Аллилуева, она же вынесет приговор: «Это шаг назад, неужели они этого не понимают. Вот уже при встречах со мной мне говорят о том, какой великий человек был мой отец. Все возвращается».

  Четыре Любы, как и многие молодые люди того времени, окажутся в самом эпицентре событий, будут радоваться и грустить, восхищаться и возмущаться, но кем они были, и что с ними теперь, мы не узнаем. Быть может, они вспоминают то время с нежной грустью, уверенные, что все могло быть иначе, а, может, рассказывают о нем, как о самом счастливом времени, потому что были молоды и полны надежд.

  Проект театра «МОСТ», конечно, вместил не всю историю «оттепели», не отразил всех противоречий той эпохи, но авторам удалось передать как перелом в жизни конца 50-х, так их резкое окончание времени надежд, когда казалось, что свобода навсегда и после затяжной зимы наступила, наконец, весна. Иллюзия свободы развеялась быстро. Весны не случилось.  

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: