ИСТОРИЯ В ДВУХ НАПРАВЛЕНИЯХ

Вагонные споры – последнее дело,
Когда больше нечего пить.
Но поезд идет, бутыль опустела
И тянет поговорить

И двое сошлись не на страх, а на совесть,
Колеса прогнали сон.
Один говорил: наша жизнь – это поезд;
Другой говорил: …перрон.

  В прошлом сезоне Марина Брусникина – режиссер, открывающий новые имена талантливых драматургов и понимающий необходимость слышать молодые голоса в искусстве – выпустила спектакль по пьесе ученицы екатеринбургской школы Николая Коляды Анны Батуриной «Скажите, люди, куда идет этот поезд» в «Современнике». Теперь поездатая история в двух направлениях появилась и в Московском Художественном театре. Пьесу «Боюсь стать Колей» Ивана Андреева (первая премия конкурса современной драматургии «евразия» в номинации «Для большой сцены») Марина Брусникина ставит на камерной Новой сцене МХТ. Это интимное пространство без занавеса, четвертой стены и «театра в бархатных штанишках», как говорит Коляда, выбравший пьесу в победители «евразии» –  произведение, в котором много внутренней свободы, молодости, юмора и искренности. Пространство, где не надо притворяться, что зрителей нет, ведь эта история – про людей. Так и сейчас: зрители в зале – в роли симпатичных пассажиров, а на сцене – актерская команда, сложившаяся еще в начале 2000-х, с первых спектаклей Брусникиной.

  Вырвавшись из ненавистного душного мегаполиса, «в котором шевелятся полтора миллиона человек», в плацкартном вагоне волей случая соединилось несоединимое: семейная пара – «эх, мужичок» Николай (Валерий Трошин) и «такая мадам» Тамара (Янина Колесниченко), в розовом халате и с тоской на лице  «женщина-мать тридцати лет» Надя (Юлия Ковалева), «интересный мужчинка» Колясик (Павел Ващилин) – его так мама называет, она ему и грибочки заботливо положила в чемодан, попробуйте, «сама нежность»!.., тот еще джентльмен Толик (Армен Арушанян) и уж совсем выбивающиеся из этой компании – молодые люди Алик (Данил Стеклов) и Полина (Ольга Литвинова). На перроне у каждого осталась своя жизнь, и зачем их здесь всех соединили – таких разных?

  Возможно, именно в этом плацкартном вагоне им суждено понять что-то про себя? Наконец услышать собственный голос, который возникает здесь и сейчас, а не на экранах телефона и ноутбука, куда герои отправляют «свои никому не нужные мысли», высказаться и понять, как дальше жить надо и с кем идти рядом. Малое замкнутое пространство поезда (и Новой сцены) настраивает или вынуждает на, казалось бы, пустые беседы. Попутчики сходу рассказывают обо всем подряд. О том, как читают переписки мужей, как знакомятся в лесу во время «зеленой стоянки», о женитьбе «по залету». Такие уж правила поездатой жизни: здесь встречаются люди, которые больше никогда друг с другом не встретятся (как они наивно предполагают). А у людей многое накапливается. «Им хочется выплеснуть на кого-то все свои помои. Шум колес, дорога… дорога сама по себе, как точка отсчета. И здесь хочется освободиться от всего, что гниет внутри. Дорога создает иллюзию обнуления данных. Кажется, что здесь есть шанс начать все сначала…»

  Станция «Откровенная», станция «Раздорная», станция «Праздничная», станция «Бабско-царская»…  Пока в окнах поезда мелькают однообразные пейзажи, в плацкартном вагоне течет своя жизнь, в которой, как у Чехова, «люди обедают, просто обедают…»: так и здесь – едят курицу и грибочки, пьют чай и вино (домашнее, от той же заботливой мамы Колясика), поют Лепса и «Любовь похожую на сон» (и это одни из самых ярких моментов спектакля – как всегда у Брусникиной – очень музыкального, с потрясающей хореографией), разгадывают кроссворды и собственные жизни. Перед ними – карты: игральные, карты дорог, карты судеб. Их разбрасывают, подкидывают, отбивают. Забирают дам и валетов, раскрывают свои карты, открывают козыри и остаются в дураках.

   Жизнь, как и поезд, набирает обороты. Под ритмы его колес, новые знакомые делятся опытом семейного быта и воспитания хороших людей – от этих разговоров молодого очкарика Алика совсем придавило безудержным счастьем грядущей семейной жизни. Он едет к невесте, а тут такие совсем немотивирующие истории… Да и у него самого все как-то абсурдно складывается: едет жениться в другой город, где его ждет незапланированно беременная невеста (Алена Хованская). Во время поездки слушает попутчиков и начинает сомневаться в своем решении. А потом влюбляется в другую девушку… В ту девушку с нижней боковушки, которая называет его «куренком»; в ту девушку, с которой ему суждено будет встретиться еще раз через несколько лет, снова в том же плацкартном вагоне – «точка схода», где все соединяются. Вот и эти соединились. Чтобы смотреть на башкирские звезды в чистом небе, которые кроме них двоих «больше нахер никому не нужны». Чтобы начать все с начала и не превратиться в пещерного льва или Колю. Потому что «одинокому льву очень, очень херово».

  И еще – в спектакле используется ненормативная лексика. Но мат здесь – не  эпатаж. А быть Колей – не приговор и болезнь. Это жизнь, Бэмс!

  Один говорил: нам свобода награда.
  Мы поезд куда надо ведем.
  Другой говорил: задаваться не надо,
  Как сядем в него, так и сойдем.

Фотографии Александры Дубровской

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: