ДЕКОНСТРУКЦИЯ СМЫСЛА

В Школе Драматического Искусства осваивают новую, детскую аудиторию. Запущен проект «Своими словами» – цикл спектаклей о взрослых книгах, адаптированных для юного зрителя. Уж поставили «Онегина» и «Мертвые души», в планах – чеховский «Остров Сахалин» и даже «Капитал» Карла Маркса. Почему детям однозначно стоит это увидеть, а взрослым – однозначно присоединиться, вы сейчас и узнаете.

  «Энциклопедию русской жизни» пересказывают четыре иностранца-пушкинофила. Начинают издалека – с устройства театра, но это неспроста: ведь театр так любил наш Евгений. А потом у него случился сплин, хандра… Ну а дальше – о визите к дяде, знакомство с Татьяной – вы и сами знаете. И хотя Крымов не пренебрегает сюжетом и фабулой, акценты расставляет, скорее, на общем рисунке образа.

  Татьяна, блистательно сыгранная Анной Синякиной – растрепанный ребенок, искренний, наивный, закрытый от мира (эта черта остроумно решена через сцену разговора Тани на французском языке с простым народом – не разговором, попыткой! Народ лишь скептично и недоуменно промолчал). В сущности, откуда ей, общавшейся исключительно с няней, было предугадать реакцию Онегина на чистое признание? Крымов не забывает о пугающе неожиданных спецэффектах и в самые трогательные моменты: то самое, со школьных времен знакомое «Я к вам пишу…» в спектакле выглядит как завернутое в ворох блестящих ленточек, полное мишуры письмецо-хлопушка – красивая и тонкая метафора.

  Режиссер, конечно, не лишил спектакль авантюрных забав,  рассчитывая на диалог со зрительным залом и его активное участие. А как отказаться, когда тебе выпала ответственная роль сыграть главного героя или покататься на куске картона, призванного быть салазками?! За счет этих приемов спектакль кажется в хорошем смысле неподготовленным, некой гениальной импровизацией, которая происходит здесь и сейчас, а до смешного нелепые подручные средства, которые появляются так внезапно, но всегда вовремя – удачно оказавшиеся в кармане зажигалки, фонарики, конфетки, платочки; детская игрушка-жираф, которая используется как тройка ретивых коней – создают ощущение детского, настоящего, доброго, без грамма натужной фальши, что лишний раз подтверждает: крымовская команда способна создать огромный, полный смыслов светлый мир из картона и спичечного коробка.

   Финал спектакля – переход на новый уровень правды. Здесь актеры, используя два сложно устроенных конвейера, говорят с детьми на темы забвения и памяти: почему взрослые  радуются очередному приходу весны меньше, чем дети? Так ли важна способность оборачиваться в прошлое? Няня и родители Татьяны медленно двигаются по конвейеру, не оборачиваясь – они плывут по течению, потому что это удобно, ведь жизнь в любом случае нажмет на рычаг и запустит очередную шестеренку. Онегин догадался обернуться под конец своей жизни, увидев новую Татьяну, которая, в свою очередь, своих воспоминаний не упускала никогда. Сцена секундного превращения из юной девочки во взрослую даму с грудным ледяным голосом, феерически талантливо и тонко исполненная актрисой Анной Синякиной, стала достойным аккордом к финалу-размышлению.

  И непонятно почему – из-за эффектного наглядного пособия ли, из-за выстраивания разговора на равных  – дети все понимают: их лица светлеют. Смартфоны, наверное, жужжат в карманах, но это уже не так интересно. А взрослые, конечно, немного грустят – ведь они знают ответы на эти недетские, трудные для обсуждения вопросы. Хорошо, что Лаборатория Крымова отважилась на этот разговор. И все объясняла – своими словами.

Фотографии Натальи Чебан

%d такие блоггеры, как: