LIBAHUNT, ИЛИ КТО ЕСТЬ ОБОРОТЕНЬ?

Гостем IV фестиваля-конкурса «Ново-Сибирский транзит» стал эстонский театр «R.А.А.А.M.» со спектаклем «Оборотень» по пьесе Аугуста Кицберга. История, поставленная режиссером Сергеем Потаповым, совершенно обычная. Она встречается в литературе и в театре уже многие столетия: противопоставление человека и толпы. А точнее, волка и толпы людей. Да, сюжет прост, но начинку в этой постановке не всегда легко понять.

   Спектакль идет на языке оригинала и русский зритель, не знающий эстонского, просто заходит в тупик. Бегая глазами от табло с переводом к сцене, упускает многие важные детали. Да, это большой минус, но такой текст просто не может существовать на другом языке. Да, это неудобно. Но уже во втором действии забываешь, что глаза бегают от одного места к другому. Как будто так и надо: и язык, и этнические песни, и перевод на табло (который, кстати, иногда запаздывал, что вызывало смех у зрителей). Но это, повторюсь, проблема только для иностранного зрителя.

   А теперь немного о сюжете. В маленькую, скучную и обыденную семью попадает девочка, волчонок, свободная как ветер. Незнающая, что такое подчиняться чужой воле. Она – дочь ведьмы, которую в этот день на глазах у жителей хутора Таммару, прямо возле церкви, избивают кнутом до смерти.

    В тот самый вечер эта обыденная семья ждет своего кормильца, который вот-вот должен вернуться. Приемная дочь Мари (Liisa Pulk) учит наизусть Божьи заповеди и символ веры, без которых, по словам хозяйки дома (Piret Simson), человеку нет жизни на свете. Хозяйский сын Маргус (Kristo Viiding) мешает сестре заниматься. Он воет как волк и скачет по всей комнате, чтобы только отвлечь ее от священных текстов. Именно в этот момент Мари спрашивает: «Что такое оборотень?», на что матушка скупо отвечает: «Вырастешь – узнаешь».

Возвращается отец семейства (Ivo Uukkivi) и рассказывает о происшествии возле церкви. Куча одежды, лежащая на полу возле него, начинает шевелиться: в доме появляется чужой ребенок. Отец приподнимает куртку и открывает завесу ведьминой тайны. Перед ними девочка, рычащая как волк. После долгих размышлений семейство решает приютить Тийну (Kristiina Hortensia Port): ведь не бросать же маленькую девочку на мороз. Здесь же отец отпускает шуточку, о которой вскоре пожалеет, в адрес сына. Мол, женит его на этом существе: «Помыть, причесать, и замуж».

   Идут годы, дети растут. Чем старше девочки, тем отчетливее становится ясно: Тийна другая. У нее другой характер; она бойкая, горячая, в ней теплится жизнь. Маргус влюбляется в нее, чем провоцирует в Мари злобу на «сестру» и ревность к «брату». Эта милая, с ангельской внешностью девушка, начинает превращаться в чудовище, которое прямо на сцене кричит и психует, порой приводя зрителя в негодование. И встает вопрос: кто же на самом деле оборотень? Кого можно назвать чудовищем в истинном смысле?

 В Иванов день вся семья собирается на праздник (благодаря сочетанию народных песен и танцев, а также эстонской речи зритель в полной мере может представить себе быт эстонцев). Считается, что именно в купальскую ночь оживает нечисть. И именно в этот день все узнают, что Тийна – оборотень. В этот момент начинается перешептывание толпы. Поскольку актеров, задействованных в спектакле, не так много, артисты просто прикрывают рты руками и начинают шептать: «Libahunt». И кажется, шепчут не семь актеров, а около двадцати, не меньше. В этой же сцене появляется и один из элементов, который фигурирует на протяжении всей постановки, – это камни. Герои кидают их возле Тийны, лежащей на полу, в знак своего презрения к оборотню. Камни, кстати, есть у каждого персонажа. Они либо просто носят их в карманах, либо выкидывают из закромов на землю. Режиссер Сергей Потапов умело обыграл этот совершенно обычный предмет. Камни еще являются и хлебом, и алкоголем (скорее всего – вином), и это наводит на мысль о Святом Причащении (плоть и кровь Христа). За такой мелочью, таится большой смысл, который постановщик скрывает, чтобы зритель сам дошел до этого. Уже давно зрителю приелось наблюдать, как люди напиваются из обычных кухонных предметов. А здесь достаточно взять такую, казалось бы, бестолковую вещь, и она превратится во что пожелается.

  После Иванова дня Тийна убегает в лес, и жизнь этой семьи снова идет своим чередом. И только Маргус не может забыться. Ища понимания, он идет за советом к своей слепой бабушке (Mari Lill). Юноша надеется, что та поймет его и поможет советом. Бабушка колеблется, но тут на сцене появляются два человека с белыми тряпками на лицах. Одна фигура передвигается на четвереньках подобно собаке, а вторая держит ее, будто собаку, за поводок. Пока бабушка рассказывает внуку о том, что в их роду рождаются только светловолосые и голубоглазые (даже внешне они все одинаковые), и что сердце молодое, может быстро влюбиться и быстро все забыть, девушки снимают с лиц тряпки и  выжимают их словно после бани. Ощущение такое, будто наблюдаешь за бредом сумасшедшего. Только что на заднем плане медленно двигались фигуры с закрытыми лицами, а уже через пару минут перед зрителем сидят две женщины (мать и падчерица) в бане и смеются, напевая эстонские песни. А потом вдруг оказывается, что это было только видение слепой бабушки и однозначного ответа на вопрос «что делать Маргусу?» она не дает.

  Обыденность этой семьи проявляется не только в их работе и быте, но и в их вере, хотя, казалось бы, в духовной жизни нет места повседневности. Как по щелчку они начинают молиться, повторяют одни и те же слова, даже не вдаваясь в их смысл: здесь идет перекликание с заучиванием символа веры Мари в начале постановки.

  Очень интересно было наблюдать за ужином семьи. Приложив деревянные ложки ко лбу, они начинают молиться (сам материал ложек уже отсылает зрителя к Новому завету). Отец повторяет “замечательные” слова: «Господи, спасибо, что ты нам дал поесть. Дай нам и крепкие зубы». Батрак (Martin Kõiv), который после тяжелого трудового дня очень хочет поесть, ударяет себя ложкой по лбу, мямлит пару словечек из молитвы и садится трапезничать вместе с хозяевами. Единственный, кто не притрагивается к еде и не молится там, – Маргус. На протяжении всего спектакля он колеблется между своей семьей и любовью к Тийне. Он не может дальше подражать семье, ведь в его жизни появилась она. Маргус ждет, когда она вернется. Но возвращение девушки-оборотня через несколько дней не приносит ничего хорошего. Семья ненавидит дитя, ими же воспитанное. Они боятся ее как огня. Тийна произносит свой монолог. «Libahunt, – говорит она. – Лучше жить с волками, чем с такими людьми как вы. Волк свободный. Он делает, что хочет. Любит и ненавидит, обожает и презирает. И он уходит от вас, потому что вас презирает!» Тийна надеется уйти в лес с возлюбленным. Но семья не дает Магусу этого сделать. Он остается, она уходит.

  Проходит некоторое время. Маргус и Мари женятся, хозяин и хозяйка умирают. На место мачехи, конечно же, встает падчерица. Мари буквально срывает косынку и фартук с лежащей в гробу матери, и надевает ее на себя. Примечательно, что именно в этот момент «ангелочек» из маленькой девочки-дурочки превращается в женщину, покрытую рутиной крепостной жизни. А из гроба отца она снимает сапоги и преподносит батраку, который с великим счастьем принимает их. Маргус начинает пить сразу после свадьбы. Жизнь без Тийны для него становится невыносимой, хотя душа девушки всегда прибывает с семьей (актриса, переодетая в белую ночную рубашку, до конца спектакля находится на сцене).

  Финал в принципе предсказуем, но почему-то именно здесь ждешь какой-то другой развязки. Хочется, чтобы Маргус опомнился от своего предательства. Хотя для каждого зрителя этот момент будет особенным. Кто-то сочтет его предателем, кто-то нет. Он предал Тийну и остался с семьей, он также несвободен, как и они. Но Сергей Потапов поставил героя в безвыходную ситуацию. Сначала семейство защищает Маргуса от оборотня, а затем не позволяет убежать. Не просто семья – мать, отец, бабушка, – удерживают его. Род удерживает. Мучились они. И должен мучиться он. Они не свободны, они рабы своей жизни, из которой им не выйти. И когда в их доме появилось существо, которое могло бы освободить их, они лишь лаяли на непохожего человека. Даже больше: боялись его помощи.

   В очередной обыденный день, под вечер, кстати, такой же холодный и ветреный как тогда, когда Тийна появилась в хозяйском доме, домой приходит Маргус. Он по традиции выпивает с батраком и ложится спать. К хутору подходят волки. Мари кидает мужу ружье, требуя прогнать их. И пока Маргус колеблется, жена подталкивает его сама. Так они проходят по всей сцене. Выстрел. Тийна, держась за горло, падает на пол. Она медленно умирает. За этот промежуток времени герои успевают признаться вновь друг другу в любви. В бреду Тийна благодарит Маргуса за то, что именно он выстрелил в нее и освободил от страданий.

   Концовка спектакля довольно драматична, но в то же время интересна. В левом темном углу, держа уже умершую Тийну, сидит Маргус. Семья (она же толпа) стоят возле креста. Они молятся и постепенно все уходят. И лишь Мари, прикованная цепью к столбу, пытается убежать и не может и, наконец, падает возле столба. Цепная собака и свободная волчица. Обе от одного предка, но такие разные…

  Этот с виду простой сюжет у Сергея Потапова обретает большой смысл. И он гораздо интереснее чем тот, что лежит на поверхности.

Фотографии Фрола Подлесного

%d такие блоггеры, как: