В рамках фестиваля NET зрителям посчастливилось увидеть работу главного театрального провокатора Хорватии Оливера Фрлича. Впервые он привез в Россию свою постановку «Гамлет» – нетипичную интерпретацию великого шекспировского текста.

   Пара слов о режиссере. Оливер Фрлич – 39-летний режиссер-парадоксалист, который делает спектакли на злобу дня. В своем творчестве он не раз обращался к теме распада Югославии и другим острым социально-политическим вопросам. Возможно, это натолкнет читателя и зрителя на видение спектакля под особым ракурсом.

 А спектакль представлял собой следующее: длинный стол в пространстве, замкнутом зрителями – ряды выставлены по периметру сцены. Ни один актер за время действа не имел возможности скрыться, все они находились непосредственно вблизи публики, сидящей на расстоянии полуметра. Такая близость, конечно, приводит зрителя в состояние комфорта и непривычности. Зловещую атмосферу создавало цветовое решение – черный стол, черная одежда, черные лица, сигаретный дым.

   «Гамлет» Фрлича можно назвать «малоформатным» – длится он всего час двадцать. И что же мы видим за столь небольшое для великой шекспировской трагедии время? Трапезный стол, который изначально задумывался как поминальный, внезапно трансформируется в свадебный пир с танцами под заводной рок. Гамлет с осуждением смотрит на веселящихся мать и новоиспеченного отчима, призывая скорбеть по отцу. На протяжении всего спектакля мы видим Гамлета в качестве официанта. Становится ясно: он одиночка в этом ресторанном обществе потребления без ценностей и нравов. Гамлет единственный в спектакле, кто играет только свою роль от начала и до конца. Другие герои меняются – Клавдий становится призраком отца, Гертруда – Офелией, и трансформацию эту сложно назвать трансформацией из одних героев-характеров в другие. Скорее, это смена типажей.

 Из-за того, что спектакль сконструирован таким образом, что актеры не покидают площадки, интересным кажется решение диалогов тет-а-тет: если Гамлет говорил с кем-то из героев наедине, остальные словно замирали в неподвижности.

   Осмелюсь предположить, что главной идеей Фрлича было показать, как сложно быть другого мнения в бездушной, тупой толпе. Возможно, поэтому в качестве очередного протеста безликому обществу, режиссер смело меняет шекспировский финал – Гамлет душит Офелию, толпа избивает Гамлета до полусмерти, после чего Офелия (или Гертруда?) оживает и перерезает Гамлету горло.

На мой взгляд, у Фрлича получилось поставить пьесу четырехсотлетней давности, затронув в ней все проблемы жизни сегодняшней – механизмы обмана и манипуляции, стадное чувство безликой толпы, отчаянную, сильную, неистовую борьбу с этой толпой и бесконечный проигрыш ей. Хорватский «Гамлет» – необычная, сложная, тяжелая по атмосфере интерпретация великого текста, который оказывается как никогда актуальным и в наши дни.

Фотографии из сети Интернет

%d такие блоггеры, как: