Идя на спектакль, поставленный «по роману», «по повести», «по мотивам» мне всегда было интересно вначале прочитать первоисточник. Создать свое мнение, представить героев, постараться понять и почувствовать какой-то сверхсмысл произведения. Ведь тем интереснее прийти на спектакль и обнаружить, что режиссер с тобой согласен или же наоборот: не согласиться с трактовкой, развернув внутреннюю дискуссию.

  Но спектакль «Обещание на рассвете» по роману Ромена Гари, представленный на сцене Филиала Театра им.Пушкина молодым режиссером Алексеем Кузминым-Тарасовым (художественным руководителем постановки стал Евгений Писарев) и Анной Колчиной (автором инсценировки) застал меня врасплох: с этой литературой я знакома не была.

  Надо сказать, что литература в последнее время все чаще ищет своих поклонников среди театральной и кинопублики: зрелищные постановки и экранизации становятся удобным средством популяризации прозы. Как и любая пропаганда, подобный подход не безгрешен – однажды увиденные образы, как правило, остаются в памяти, акценты, расставленные режиссером, также оседают в мыслях, и порой не дают развиваться собственным суждениям. И, чего греха таить, литературу воспринять сложнее, ведь усилий требуется приложить гораздо больше. Вот и кокетничают литературные музы с потенциальным читателем, прибегая к помощи театральных сестер, дабы привлечь к себе внимание.

  Но есть глобальный и прекрасный плюс: не зная содержания книги, любой поворот сюжета вы будете воспринимать с интересом, эмоции будут искренними, а развязка станет по-настоящему неожиданной. Со мной так и произошло. Автобиографичная история самого Гари, его рассказ об отношениях с собственной матерью, смогла увлечь и тронуть.

  Ко всему прочему я давно не была в камерных пространствах и немного подзабыла как это: быть с актером «глаза в глаза». Сцена не была перегружена: художник Ася Скорик создала картинку приятную для глаза, но не отвлекающую на себя внимания, с интересными, но не кричащими деталями. Она была мобильна, менялась в соответствии с сюжетом и служила одновременно и декорациями, и реквизитом.

  Сын (Андрей Заводюк) становится не только участником событий, но и рассказчиком – его комментарии открывают зрителю внутренние переживания, сомнения и даже стыд на пути к выполнению «обещания, что я дал себе на рассвете своей юности: воздать ей (матери – прим.автора) должное, придать смысл ее жертве и однажды вернуться домой победителем в споре за господство над миром с теми, чью власть и жестокость я так хорошо почувствовал с первых шагов».

  Быть мальчиком из еврейской семьи, воспитываемым только матерью, переезжать из города в город, порой испытывать нужду – путь жесток и труден. Что делает мать? Любая должна поддержать, утешить, вселить веру в собственные силы. Но героиня этой истории не знает меры в этих чувствах, и ее любовь – это крайности. Отказ от самой себя во имя сына, вера в его успех, доходящая до восторга, глаза, блестящие и радостью, и слезами одновременно – эта женщина вызывает и улыбку, и безоговорочное понимание.

  Естественно, что на сцене ее воплотить должна была актриса неординарная и яркая. На роль матери постановщиками была выбрана Александра Урсуляк, в 2014 году ставшая лауреатом премии «Золотая маска» за лучшую женскую роль.

  Способность этой актрисы переходить из комедии в драму, выразительные глаза, внутренняя пластичность – попадание в образ стопроцентное. В рассказе сына на первом месте события и чувства, их сопровождающие, а не точное следование хронологии, поэтому на сцене мы не видим молодую женщину, стареющую на наших глазах, метаморфозы происходят внутри. Александра Урсуляк представляет то молодую красавицу, то за мгновение становится пожилой еврейской мамой из анекдотов. А вдруг – платье, туфли, волосы собраны – понятно, почему сын так подпадает под влияние своей матери. Обаянию сильной личности противиться непросто. Героиня в спектакле не просто персонаж, она переходит на уровень общего собирательного образа Матери, становясь метафорой, символом слепой любви и безграничной поддержки.

  Преодолевая препятствия, несколько раз поменяв направление, но сын все-таки пройдет свой путь по кругу – вернется к матери, сдержав данное обещание. Но – развязка неумолима (сознательно даже не намекаю на нее). Вот что я скажу: хорошо, что я не читала роман. Потому что какое-то время после того, как погас свет, все, сидящие в зале, замерли, так как были не в силах нарушить тишину аплодисментами. И, пожалуй, эти секунды тишины были наибольшим проявлением зрительского понимания и сопереживания, чем самые громкие овации, слышанные мной в театре.

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: