В Школе современной пьесы спектакль «Уик энд». Евгений Гришковец, Анна Матисон и Иосиф Райхельгауз придумали историю о бизнесмене Олеге Сомове, попавшем в капкан клыков 90-х. Желаете посмотреть телевизор про сегодняшнее, послушать историю про вчерашнее?

  В комнате-телевизоре от художника Алексея Трегубова – множество постоянно открытых дверей, через которые, кажется, можно выйти – и вот она, свобода! А вместе с ней – заграница, возможности, но хорошо, когда всего одна дверь, в которую фьють – и вышел. А если много? И в одной любовница, в другой услужливый шофер, в третьей друг, в четвертой сын со своим бизнесом?! Кто мешает, а кто вроде помогает, но потом, оказывается, препятствует появлению другого черта из табакерки, неравнодушного человека из этой семьи.

  Иосиф Райхельгауз – человек, который никогда не оставался равнодушным к тому, что происходило в стране, что происходит сейчас. Не только бренд театра обязывает, сам режиссер из тех «не сегодняшних» дней, когда все вокруг было как в джунглях по звериным законам. И положение бизнесмена в те «лихие» напоминает и сегодняшние «кризисные», когда государство не дает возможности быть первым и благополучным. Спектакль о подводных камнях и, конечно, о рыбках, которые то мутят воду, то едят друг друга.

  Исполнитель главной роли Владимир Шульга с первых минут, еще с не погашенным светом в зале, смотрит ТВ, из которого несется очередной хлам от сотовых телефонов до долгов с Украиной. Этот фон от бокса до бесполезного трепа о кулинарии помогает порой отключиться от монотонных, почти что сериальных диалогов, во время которых ничего не происходит. Разве что метания главного героя, похожего на хищника в клетке. Клетка открыта, но только чтобы выйти, надо пройти все квадраты, заглянуть во все шкафы и двери перед тем как сделать решительный шаг. Наш герой так и не покинет сцену в течение двух действий, полностью доказывая свою беспомощность.

  У него два дня до того, как все его имущество и его в том числе арестуют. Выходные – чтобы решить: бежать или остаться. Быть или не быть. И Гамлет, совсем не придуманный Гришковцом, а точно взятый из тех времен, когда магазины пусты, и очереди и жизнь была только у тех, кто лихо успел не заработать даже – награбить. Бежать и забыть обо всем и обо всех, подставить семью, либо сесть на срок, отсидеть свое и выйти в наше время, чтобы удостовериться, что ничего то не изменилось. Что сидел, что не сидел…

  Но он не один. И киллеров не будет, и ярких событий, и откровений, и катарсиса, а только долгое мучительное двухдневное, не смотря на то, что для нас оно двухчасовое, действо.

  Партнер и друг Сомова (актер Александр Галибин) всегда рядом. Яго, он же Тартюф, этакий гусь, всегда выходящий сухим из воды. Быть другом проще – легко занять, не отдавая, если надо свалить, ничего не объясняя, предоставив кому надо компромат на своего «с самого детства» любимого друга.

 Внимательная жена, любовница в ванной, из которой торчат пена и ножки, сын, создавший бизнес в Башкирии – у всех есть потребность в нем, и он это чувствует. Но как только выясняется слабость в его биографии, двери начинают закрываться.

  Но  несмотря на такое количество плюсов, спектакль, тем не менее, удручающе скучен. Монологи пусты и безжизненны. Они напоминают новости по телевизору. Но вы скажете, история не должна вызывать смех, она трагична. Но что-то же должно быть?! Неужели же только фишки от Райхельгауза с тренажерами, ванной и таксистом в картонном авто?

  Конечно, проморгать любовь в обмен на квартирку, счет и дачку но Новой Риге, забыть, что у тебя сын, жена и друзья – вовсе не друзья, а компаньоны, в трудную минуту не наученные подставлять плечо… есть о чем подумать… и такое наверняка было, и многое из представленного – подслушанное, но вопрос в другом: интересна ли нам эта пьеса как историческое событие или же ценность ее в другом – проблеме выбора деньги-семья, время – успей пожить, пока живой.

  Недавно прошел Говорухинский «Уик энд» с похожей историей. Они явно пересекаются. У заслуженного режиссера все происходит сегодня, и клеткой для него послужил лифт. Конечно, у каждого свои вариации, но мысль неизменна – выйти сухим из воды трудно. Кто был первым? Говорухин или Гришковец? Или они просто не знали друг о друге? Все может быть. Говорят, великие умы сходятся. 

Фотографии Евгения Чеснокова

%d такие блоггеры, как: