Красная шаль, гибкие кисти рук, приглушенный свет и ускоряющиеся вращения – с этой сцены зритель отправляется в путешествие по лабиринту снов, где ритмы фламенко тесно переплетаются с техниками contemporarydance, а исполнители пытаются понять природу свободы в надежде обрести ее.

   В спектакле Алены Шульгиной «Сны о свободе» нет единого и ясного сюжета, однако действие вовлекает в свое ирреальное пространство, где башмачки, словно магнитом, притягивают ноги танцовщицы, и под действием этой манящей силы она открывает для себя радость танца. История рассыпается на отдельные фрагменты, каждый из которых сам становится маленьким повествованием со своим сюжетом и финалом. Уверенные в себе танцовщицы смеются над девушкой в брюках и рубашке (Алена Шульгина), и с презрением бросают ей пару башмачков, а потом эта девушка сама ближе к финалу превратится в прекрасную танцовщицу, чей танец станет самой яркой сценой в спектакле. Ведь часто только страх свободы удерживает нас от решительных действий, а молчаливое и высокомерное осуждение большинства кажется той стеной, разрушить которую нет возможности.

   Две девушки пытаются найти в своих различных движениях одно единое начало, установить контакт и два танца превратить в одно взаимодействие. Диалоги рук, их переплетения превращают танец в доверительную беседу, когда страх взаимного неприятия уходит, и остается лишь радость встречи и осознания другого как самого близкого человека, без связи с которым часть тебя была бы уже иной.

   Шесть танцовщиков выстукивают каблуками ритмы, но в танец фламенко органично вплетаются современные техники, и перед нами уже вращающийся клубок тел, руки из которого тянутся к свету, а отдельные исполнители превращаются в цельную движущуюся массу. Однако в другой сцене взаимодействие усложняется, и перед нами уже сложная партитура звуков и ритмов. От щелчков пальцами и свиста танцовщицы переходят к сложным парным перекличкам в череде общих перестроений.

   Интересные задумки превращают спектакль в лоскутное покрывало, в котором глаз по привычке будет искать единую картинку, но отдельные истории все равно выпадают и не поддаются встраиванию. Так танцовщица с крыльями будет парить на фоне заставки голубого неба, но затем ее белые крылья неожиданно трансформируются в двух других исполнительниц с платками. Метафора недоступной свободы, которая в своем земном воплощении оказывается близкой и понятной.

   Немного разрушает общую ткань спектакля резкая музыкальная вставка с видеорядом. Когда от яркого и чувственного танца Алены Шульгиной, который ощущается как финальная точка, зритель сталкивается с инструментальным проигрышем, то трудно не почувствовать этого разрыва. Но после вынужденного перерыва мы знакомимся с еще одной маленькой историей. Тот, кто видел картину «Менины» испанского художника Веласкеса, может вспомнить юную инфанту в окружении фрейлин. Их роскошные платья, как железные каркасы с вытянутыми боками, не позволяют свободно передвигаться и сковывают движения.  После сольного танца молодой человек (Артур Храмченков) погружается в сновидения, и вот перед ним девушка, словно сошедшая с картины художника. Легкие прыжки, выразительные движения рук, покачивания корпуса – в роскошном платье о свободе танца можно лишь мечтать. Сбросив с себя королевский наряд, танцовщица превратиться из принцессы в обычную девушку, а пробудившийся ото сна юноша найдет в этой реальности больше счастья, чем в далеких грезах.

Поиски свободы от самых разных ограничений привели в итоге к радости взаимных чувств. Как в сказке Метерлинка сказочная синяя птица, за которой отправляются юные путешественники, окажется горлицей из родного дома, так и свобода редко обретается в далеких странствиях за ней, а чаще находится рядом с теми, кто нам дорог.

Фотографии Никиты Уразакаева и Вячеслава Щирова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: