ЭМИЛИЯ ДЕМЕНЦОВА. О ТЕАТРАЛЬНОМ ХАМСТВЕ

Неистовый Виссарион писал: «Критика не есть брань, а брань не есть критика».  Сегодня все отрицания сняты.  Брань  надела маску критики, но маска не скрыла дурного запаха изо рта и близорукости не выправила.  Маска скрыла лицо, но базарный голос и уличный тон всегда изобличают в назвавшемся  критиком критикана.  Свобода слова позволила не выбирать слова.

   Пусть нет ума, души, был бы орган печати.  Публикация всегда найдет публику. На творца  всегда отыщется тварь. В пАру. Творцы творят, твари самоудовлетворяются. Твари тянутся к творцам, потом к перу, перо к бумаге. Минута. Но тем и отличается тварь от творца, что не стихи свободно текут из-под ее пера, но помои.  Твари травят творцов.  Творцы с трудом отмываются. Вонь долго не выветривается.  Настоящий творец раним и ранить его нетрудно.  У особо ранимых нарушенной  оказывается гигиена внутреннего пространства.  Чистоплотные, чистосердечные решают призвать источник помоев к чистоте. Отвлекаются от творчества на тварей, тратят себя, нервы, сердце. Золотые головы золотарничают. А помои не унимаются, хлещут с новой силой. Творцы вдохновляют тварей. Твари словохлещут. Словоблудят. Словохаркают. Не унять.  Не привлечь ни к совести, ни к смыслу, ни к ответственности. Потому, порой, безответственное нужно оставлять без ответа.  Ответ – это продолжение диалога.  Это честь, оказанная тому, кто нечестив. Это награда.

  Некогда Мольер счел нужным дать ответ своим критикам-хулителям. Он одарил их не только вниманием и хлесткими словами, он подарил им вечность. Ославил их, но тем и прославил.  Худая слава для многих все-таки слава. Звучащее в чужих устах имя собственное, а тем более личное обращение к хулителю —  хвала для последнего. Он торжествует. Он замечен. Он выделен из толпы. Он попал в цель. Как бы ни отторгала от себя мишень чужую брань и глупость, мелкие колкости и шпильки, на ней останутся зазубрины. И удачливый «стрелок», и его собратья по перу-дротику (стрелами это не назовешь, перья коротки) будут знать об этом и  метить в то же место. И ковырять ранку. И она будет саднить. И осадить хама не удастся. У него больше практики. И пристыдить его не выйдет. Хамство —  это атрофия стыда.

  Любовь не должна быть без ответа. А брань в ответе не нуждается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: