«ТАНГЕЙЗЕР». И?..

Смешалось все в очередной раз. Агрессия и мелочность вылезают отовсюду, мерзкими сквозняками сметая остатки здравого смысла и в душах, и в умах. «Тангейзер» Тимофея Кулябина будут судить 10 марта. Странно, нелепо. Рассматривать светское искусство с точки зрения религиозных канонов невозможно. Это как вес измерять сантиметром. Или прийти на церковную службу и рассуждать о том, насколько живописен нынче был проповедник и сильна ли его актерская игра.

  Защита Бога и защита чувств верующих – вещи разные. Первое – вопрос личный, внутренний. Бога защищать можно лишь своей верой, своими поступками. А во втором случае налицо конфликт людей, который, по сути своей есть отголосок всех ныне модных рассуждений о правах человека. Вера и религия (в истинном, первозданном смысле этого слова) здесь не при чем.  

  В последнее время (умышленно или случайно – думайте сами) очень часто сталкиваются две абстрактные группы – верующие и их «оскорбители». Что первые, что вторые – не определимы. Не буду далеко ходить за примером, напишу о себе. Я человек верующий, но не религиозный. Наверное, меня стоит причислить к группе постоянно оскорбляемых? Но меня лично не может оскорбить театральная постановка. Хотя бы потому, что у меня хватает здравого смысла не ходить туда, где я могу «оскорбиться». И, опять же – как верующий человек, я понимаю, что не мое дело осуждать, изгонять и брать на себя функции инквизитора. Бог им судья, оскорбителям. Бог, а не вы, я, митрополит Тихон или мировой суд Новосибирска.

  А если я немного скорректирую свою позицию и оскорблюсь, что митрополит и новосибирский суд своими действиями и желанием снять спектакль или каким-то образом повлиять на него нарушают мои права гражданина «на отдых», «на участие в культурной жизни; на пользование культурными учреждениям»? Вывернуть наизнанку можно что угодно.

  Кстати, права и законы сформулированы так, что выдернув из контекста, можно толковать все двояко. Вот, например, выдержка из ФЗ: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Можно это развернуть в пользу режиссеру, директору и театру? Вполне.

  Предлагаю еще цитату из Конституции: «Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются». А здесь можно придраться к слову «вблизи». Афиша «Тангейзера» висела рядом с храмом? Или театр находится напротив собора? Нет. Кто вообще будет определять в метрах это самое «вблизи»?!

  В итоге при, в общем-то, благих намерениях мы имеем лишь мышиную возню и постоянный страх. Церковь боится, что верующие будут оскорблены или (что, наверное, ближе к истине) потеряют веру. Перед культурой же в очередной раз замаячил призрак цензуры, который в любом случае не только ограничит вожделенную свободу творчества, но и не позволит творить в расслабленном состоянии, к чему уже многие привыкли и (чего греха таить?) уже не умеют иначе.

  И давайте будем честны: если театральная постановка талантлива, тактична и говорит с публикой понятным языком, то и вопроса о том, что она кого-то оскорбляет, не возникнет. И насколько полезнее было бы, если бы церковь начала бы действовать не через умы людей, а через сердца и на своей территории. Я могу ошибаться во многом, но полностью уверена, что людей с истинной верой в сердце ни оскорбить, ни соблазнить ничего не сможет. Ни дорогие часы на руке священника, ни спорная трактовка оперы Вагнера.  

Ночными мыслями делилась
Наталья Ионова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: