ЭМИЛИЯ ДЕМЕНЦОВА О ТЕАТРАЛЬНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

Столица Азербайджана на два дня стала центром притяжения театральных деятелей со всего мира. Здесь состоялась Международная театральная конференция «Место театра в системе мультикультурализма и всеобщих ценностей». Проводимая в третий раз она объединила более сотни участников из около 50 стран, объяла самые разные темы и проблемы сегодняшнего театрального пространства.

  Мне посчастливилось выступить на этой конференции. Именно посчастливилось, так как оказаться среди профессионалов со всего мира – исследователей театра, режиссеров, актеров, драматургов, продюсеров и других, — слушать их, общаться и обмениваться опытом с ними – это ли не счастье? Кшиштоф Занусси, Адольф Шапиро, Мишель Ваис, Жак Трюдо и далее по списку. Длинному списку, в котором не было случайных людей. Нельзя, однако, сказать, что конференция эта стала узкотеатральным событием. Вообще все то, что относится к сфере театра, не может, не должно быть ограничено рамками, будь то границы, язык, восприятие… Театр, пусть и самое недолговечное из искусств (умирает и рождается в один вечер), но самое действенное: объединяет (людей, время, пространство, прошлое и будущее…) и разъединяет (людей, время, пространство, прошлое и будущее…). Одновременно, противоречиво, параллельно и перпендикулярно, стихийно, непослушно, непричесанно, свободно от предрассудков, долгов, внушений… Одно условие – требуется талант. Остальное должно ему подчиниться. Речь о театре, неравнодушном, сопричастном дню сегодняшнему, уважающем (не слепо и не pro forma) прошлое и думающем о будущем. Но есть и другой театр, декоративный, замерший, забальзамированный, иллюстративно-хрестоматийный. И он тоже должен быть. И ему места хватит. Собственно конференция в очередной раз подтвердила бессмертную чеховскую мысль о старых и новых формах – «Зачем толкаться?».

  Формат конференции предполагал выступления докладчиков с трибуны со сцены роскошного театра и неформальное общение участников в фойе и буфете (пусть не все участники артисты, но и их место было в буфете). Театр как место действия театральной конференции – просто по смыслу, торжественно по воплощению. Однако есть в этой «мизансцене» конференции, отличной от традиционных круглых столов и конференц-залов, потаенная мысль, вызов, если угодно. Путь из зала на сцену проходил через небольшой портал. Войдя в него, выступающий оказывался как бы в пограничном «невидимом» состоянии – уже не в зале (уже не зритель), но еще и не на сцене (не в «роли» докладчика). Оказаться в темноте, за кулисами, между остающимся позади светом зрительного зала и зовущими софитами сцены, значит испытать проверку, осознать, что произнесенное тобой через несколько мгновений касается и этой сцены, и миллионов других театральных площадок. Может быть, именно поэтому докладчики часто отходили от заранее заготовленных текстов и речей, обращаясь к зрителям-коллегам со своими наблюдениями и чаяниями. Ощущение этого перехода, перемещения из зала на сцену   — не магия театра, но чувство ответственности за свои слова. Именно слову в театре XXI века и было посвящено мое выступление.  

  Плакаты и стенды с информацией о театральной конференции заполонили город. Потому, наверное, два дня не покидало чувство, что нас здесь ждали. Несмотря на ветреную погоду, город сиял яркими красками, манил, не то чтобы отвлекал от театра, но предлагал свой ни с чем несравнимый спектакль. «Языки пламени» (башни-небоскребы), сошедшие с герба города, подмигивали узким таинственным улочкам Старого города, в лабиринте которых совсем не страшно затеряться. Напротив, непредсказуемость улиц и архитектуры будоражит фантазию. Кто знает, что скрывается вот за тем поворотом? Может быть это очередной ироничный городской памятник (старому капитану, чистильщику обуви, или девушке с мобильным телефоном), а может это коренной житель сквера имени поэта-сатирика Сабира – кот немыслимой расцветки? В Баку — Восток и Запад, роскошь европейский стиль и восточная роскошь не просто встречаются, но сливаются в гармонии прекрасной. У театра Азербайджана есть достойный пример для подражания – архитектура его столицы. Национальные традиции культуры здесь могут и должны быть вписаны в современный мировой театральный контекст. Уважение к культуре и традициям прошлого, новый взгляд на них через поколения и века, — это то, что интересно наблюдать сегодня в стране огней. Крепость Старого Города не отделена, но сочетается с Баку «новейшего времени»: его «маленькой Венецией», кристальным дворцом и небоскребами. Эти два Баку не спорят, не держат оборону друг перед другом, но сочетаются, живут общими печалями и радостями как члены семьи, в которой за одним столом встречаются несколько поколений.

  Ни суеты, ни пестроты, ни мешанины – просторы, огни, пряность, разлитая в воздухе, память и длящаяся нить, крепкая как та, из которой ткут ковры мастерицы близ Девичьей башни, такой Баку я увезла с собой. И я не попрощалась. Стало быть, вернусь.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: