НА СТРАНИЦАХ ПАМЯТИ

«У меня вся жизнь на «П»», – эту фразу, прозвучавшую мимоходом, можно назвать главной в спектакле Театра Вахтангова «Крик лангусты». После буквы «П» великая актриса Сара Бернар, в исполнении Юлии Рутберг, начнет вспоминать свои театральные премьеры и события из жизни, меняя маску за маской.

  Драматург Джон Маррелл написал пьесу о закате жизни Бернар. Вилла на берегу моря, словно оторванная от всего мира. Актриса работает над вторым томом мемуаров, понимая, что ей 77 лет, и каждый прожитый день может оказаться последним. Это её последняя роль, но её невозможно сыграть без зрителя. Верный помощник Жорж Питу готов принять правила игры. Ему удается не только стать чутким и внимательным зрителем, но и примерить на себя образ мамы, монастырской настоятельницы, импресарио, мужа Жака. Андрей Ильин соединяет в роли Питу смешную неуклюжесть, искреннее восхищение перед талантом великой актрисы, терпимость к её причудам и понимание того, что Сара Бернар все-таки в первую очередь женщина, и какой бы силой духа она не обладала, без любви и поддержки ей не справится.

 Изначально пьеса называлась «Смех лангусты», но режиссер Михаил Цитриняк заменил «смех» на «крик». И статичную пьесу, в прошлом сыгранную в Театре имени Маяковского Светланой Немоляевой с Александром Лазаревым, а на радио – Аллой Демидовой с Виталием Вульфом, превратил в историю о боли, одиночестве, смерти и бесконечной жажде жизни.

  Сара Бернар понимает, что с ампутированной ногой она сидит на гальке пляжа и своей неподвижностью напоминает лангуста. «Говорят, что у них нет нервной системы, а перед смертью они издают крик, похожий на смех», – замечает Бернар. Не случайно самой правдивой маской оказывается маска ворона. Её лицо в буквальном смысле скрыто под носатой маской с черными губами. Внутренний мир актрисы избегает людских глаз, но это не означает, что его нет.

 Сложные отношения с матерью, зависть к сестре, внешнее уродство – каждое воспоминание врезано в сердце, но извлечь его оттуда Бернар может лишь в игре. Она страдает от того, что в глазах многих превратилась в старое и искалеченное чудовище, которому чуждо все человеческое, хотя Сара может с детской искренностью радоваться солнцу и наблюдать, как оно падает в море. Воспоминания о муже Жаке вызывают на глазах слезы, но, пробудившись от грез, она понимает, что перед ней всего лишь Питу. Прошлое безвозвратно утеряно, и колесо истории нельзя повернуть вспять.

  Когда главным событием спектакля является диалог двух одиноких людей, то лучшей сценографией может быть лишь та, которую перестаешь замечать. Именно этого эффекта удается добиться художнику-постановщику Марии Рыбасовой и художнику по костюмам Виктории Севрюковой. Пастельные тона костюмов, коврик-пляж, мелкая галька, два зонтика, граммофон и несколько предметов мебели акцентируют внимание зрителей именно на внутреннем мире героев, заставляя забыть об окружающей их обстановке. Секретарю Жоржу Питу это путешествие по лабиринтам памяти тоже помогает раскрыть себя. Старый холостяк и неудачник, он, обратившись вновь к своим болезненным воспоминаниям, с каждым новым образом играет все более проникновенно, пробуждая в себе давно забытые чувства.

В финале спектакля встает солнце, и начинается новый день. Жизнь продолжается, а Сара Бернар и её верный друг скрываются за зонтиком, и мы видим лишь их силуэты. Только голос самой Бернар, несколько записей, мемуары, фотографии и воспоминания – вот все, что останется в истории. Однако магия театра иногда позволяет прикоснуться к утраченным мгновениям, а Юлия Рутберг, вживаясь в образ легенды, заставляет нас верить, что тени прошлого иногда могут воплощаться в настоящем.  

За масками прошлого наблюдала Анна Никифорова
Фотографии с сайта Театра имени Евг. Вахтангова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: