НЕЛЮБОВЬ ДЕМОНА

В обновленном Олегом Меньшиковым Театре им. Ермоловой сыграли Лермонтовского «Демона». Слова актерам не понадобились. «Демона» сыграли краски. Стильные декорации, символические костюмы, грамотная подборка цветов – художник Максим Обрезков – создали на сцене удивительную сюрреалистичную картинку.

  Из рая на землю, в покои Тамары, монашескую келью, цветущий сад – все это не давало зрителю скучать, хотелось рассматривать детали нарядного спектакля, складки на платье героини, слышать мягкий шелест тканей… Плюс наблюдать за витиеватой пластикой актеров тоже было интересно. Я это к тому, что акцент был больше сделан на визуальную сторону действия, чем на внутреннее содержание.

  Интерес публики подогревали уже в фойе. Перед входом в обновлённый зрительный зал, среди старых афиш, бережно упакованных в рамки под стекло, на которых еще живы фамилии Вицина, Малявиной – бывших звезд «андреевского» театра, выросло диковинное дерево. На его печально раскинувшихся бутафорских ветках развешаны фотографии с портретами героев поэмы Лермонтова и цитаты из произведения. Через несколько минут они заживут своей жизнью уже на сцене.

  Актеры рассказали историю неразделенной любви падшего ангела к прекрасной Тамаре без слов, языком тела и жестов. Переложить поэму на движения, тем самым осуществить одну из сложных задач, задумал режиссер-хореограф Сергей Землянский. Несостоявшаяся свадьба Тамары – Зоя Бербер, влюбленность демона – Дмитрий Чеботарев, прощание героини с отцом – всё это довольно сложные эпизоды для передачи на сцене поданы с лёгкостью и вкусом.

  Конечно, главное, ради чего авторы вообще берутся за постановку – это загадочный образ неземного существа – падшего демона. Его философия, его мировоззрение, его отношение к людям, взаимоотношение с миром живых и… чувства. Центром сценической композиции всегда становится образ демона. В этом спектакле внешне он больше напоминал Бориса Моисеева времен начала карьеры. Стразы на полуголом торсе, обтянутом черной парчой, обведенные глаза, выбеленные волосы, будто немного подернутые сединой, бородка… Все это как-то не вяжется с поэтическим образом Лермонтовского демона, думающего Врубелевского и тем более художественного Крымовского, который так врезается в память. Поэзию духа падшего ангела заменили утонченная, безукоризненная пластика, удивительные костюмы, как уже было сказано, и сама внешняя драпировка спектакля. И да простят меня артисты, перед которыми стояла непростая задача сыграть персонажей одного из сложных произведений русской литературы, но любовь этого существа, его влюблённость не проявили себя на сцене никак.

  Угрюмое и любопытное выражение лица демона, с интересом наблюдавшего за своими деяниями на земле, за переживаниями людей, вызывало только одну мысль – ему скучно и все это происходит от скуки. С таким выражением он убивал жениха Тамары, с таким выражением наблюдал как несостоявшаяся невеста оплакивала своего возлюбленного, с таким выражением дышал ей в затылок, когда соблазнял. Не зря, когда Тамара оказывается практически полностью в его повиновении, их дуэт напоминает взаимоотношения марионетки и повелителя, который, безусловно, любит своих кукол и свой импровизированный «земной» театр. И проклятие демона заключается не в тоске по неразделённой и утраченной любви, а в вечности, порождающей бесконечную скуку. Словом, любовь не случилась – как ни у Лермонтова, так и ни на сцене.

  Этот ангел не вызывает сочувствия, как у автора, потому что не страдает, потому что не испытывает боль. Он давно знает мир, и ничего нового в нём не видит. Он утомлённый вечностью и даже ленью, скучая, он возлежит на мрачном полумесяце-гамаке, подвешенный над сценой. Черная ткань конструкции обволакивает демона, как узника. И, с одной стороны, он бы и рад вырваться из плененного царства, но с другой – лень. Даже когда зритель видит его гнев, в сценах неповиновения Тамары, складывается ощущение, что для демона это всего лишь еще один способ продемонстрировать своё величие над душой героини, показать ей свою силу, но никак не болезненные эмоции и чувства.

  Центральное место в спектакле занимает дуэт Тамары и демона. Чувствуется, что над ним работали долго и кропотливо. Рядом с таким ангелом нельзя не заметить явный контраст, который представляет эта пара – несоединимое в едином. Между ними постоянная борьба – человеческой, пусть слабой, но души и неземной силы. Вот-вот он сломает ее как соломинку и заберет в своё мрачное царство, где сделает своей женой и обречет на одиночество и скуку. Тамара осталась в тонкой облегающей рубашке телесного цвета, что делает ее еще более беззащитной. Улыбку счастливой невесты и дочери сменили глаза, полные тревоги. Жизнь и радость навсегда ушла из них. Привычный мир героини, в котором она выросла, где всегда цвели сады, мир солнечной Грузии, поблек и растворился в трауре по любимому. Ломаные движения актёров больше напоминающие танец-борьбу – один из запоминающихся эпизодов спектакля.

  Если вы волнуетесь можно ли на «Демона» в Театре им. Ермоловой пойти с ребенком, то беспокойства напрасны. Во всяком случае, школьники поймут историю любви главного героя, не осудят демона – потому что он не злой, полюбуются на очаровательную Тамару и восхитятся чудом сценографа, создавшего удивительные рай, ад и землю. Словом, картинка у постановки запоминающаяся, но вот только чего-то не хватает. Искушенный театрал, скорее всего, будет искать ту загадочность и недоступность в понимании образа демона, которая висит как дамоклов меч в поэме Лермонтова, и которую так сложно передать сценическими средствами. Образ падшего ангела неуловим и вряд ли поддаётся разгадке. Возможно, поэтому к нему так часто обращаются художники.

Фотографии с сайта театра

%d такие блоггеры, как: