ЧЕГО ХОЧЕТ ЖЕНЩИНА…

«– Кто мы? – Женщины! – Чего мы хотим? – Не знаем! – Когда мы это хотим? – Прямо сейчас!». Режиссер Гульнара Галавинская взглянула на пьесу Ибсена «Гедда Габлер» по-женски. Премьера в Театре на Таганке.

  Безобидная выставка в театре на Таганке художницы Ксении Перетрухиной и «Группы юбилейного года», приуроченная к пятидесятилетию легендарного коллектива, обернулась скандалом. Многие актеры не приняли размышления художницы о судьбе «театра сегодня», наклеенные на стене. Позже под ними появились ответы в духе «ни одной новой мысли» или «а здесь я устала читать», оставленные старейшинами актерского состава Таганки.

  Интересная картина в фойе. Обычно в антракте или если судьба забросила вас в театр раньше обычного, начинаешь скучать, копаться в телефоне и разглядывать красивые фотографии улыбающихся актеров, а здесь… целая дискуссия. Белые стены легендарной Таганки превратились в листы блокнота с бесконечным спором. Сразу вспомнилось оформление Гоголь-центра: там, поднимаясь по лестнице в зал, зритель видит то же самое, только вместо письменных перепалок на стенах красуются пожелания и комплименты театральных светил. Самое интересное, что каким бы скандал ни был, но это и есть революционная Таганка, пограничная и находящаяся в постоянной конфронтации с кем-либо. И пусть сегодня революционный градус потерян… Скажу прямо, в фойе оказалось интереснее, чем на премьере спектакля «Гедда Габлер» и не потому, что он плох.

  Постановка Гульнары Галавинской и замечательная работа актрисы Ирины Линдт в заглавной роли на фоне всех событий оказались в стороне.

  Выбор непростой пьесы Ибсена режиссер объяснила желанием показать что-то свое, да и всегда интересно проверить свои силы –  справишься или нет с подобным материалом. «Гедда Габлер» – сложная драматургия и, как правило, многие режиссеры берутся показать в главной героине некий феномен женщины. Необычной, свободной, раскованной, одновременно независимой и связанной узами брака, который ее тяготит – неординарной личности. Каждый, кто работает над «Геддой», пытается разгадать ее натуру, мотивы ее поступков, поведения и скуки, с которой, почему-то неясно, что делать.

  Кама Гинкас вывел на сцену избалованную девочку-подростка, лицо еще ребенка, а запросы бывалой львицы. То ли девочка, то ли женщина, то ли пацанка, она и сама не знает кто она – одним словом, унисекс. Скука превратила ее в безличное существо, метущееся и бесцельное, заблудившееся в своих желаниях. Миндаугас Карбаускис взял на эту роль экстравагантной внешности Наталью Курдюбову. В спектакле Гульнары Галавинской блистает Ирина Линдт, которая отличается от предыдущих исполнительниц, прежде всего, визуально. Она ни в коем случае не умаляет достоинств других актрис, но… точеная фигурка, правильные черты лица, длинные русые волосы – красавица, в полном понимании этого слова. Режиссера не волнует история о непонятом феномене Гедды, ей интересна жизнь самойженщины, оказавшейся у всего и ни с чем, поэтому ей не надо визуально – в костюмах, гриме и, отчасти, поведении – проявлять неординарность героини. Ей интересно поведение Гедды, ее характер и тип. Что мучает женщин, у которых есть все, во всяком случае, материальное? Гедда Габлер, пожалуй, один из самых сложных и загадочных образов в драматургии, и перед актрисой, выбранной на эту роль, стоит непростая задача понять ее, а затем и воплотить. Поэтому многие сцены, проведенные Ириной Линдт, кажутся понятыми актрисой на интуитивном уровне. Внешне спокойная героиня, дерзкая, смелая и независимая внутренне – полная противоположность себе, раздираемая равнодушием и хрустальной идеальностью своей жизни.

  Гедда-Линдт будто специально нарывается, грубит, хамит, чтобы в ответ получить хоть какие-то эмоции и, конечно же, обратить на себя внимание. Тогда на сцену выкатывается ударная установка и героиня начинает такое, что очень хочется устроить соседям, которые любят делать ремонт по утрам в выходные – Гедда бьет по барабанам с дикой силой. Единственное, что заставляет зрителя проявить по отношению к избалованной жрице любви хоть каплю сочувствия – моменты проявления в ней почти физического ощущения своей бесполезности. В эти моменты сцена полыхает ярко-рыжими языками пламени, а героиня устраивает почти перформанс, извиваясь на полу и выдавая голосовые пассажи на разных высотах. Немаловажную роль играет музыка – композитор Давид Тодуа – в спектакле, она отражает душевное состояние героини и действует как контраст. Особенно в те моменты, когда настоящих переживаний Гедды зритель еще не видел, а только отчетливо с самого начала запомнил основной лейтмотив спектакля – фразу, сказанная героиней, «Потому что мне скучно».

  Этим можно объяснить почти все поступки героини: жизнь с нелюбимым человеком, постоянное эпатирование окружающей ее публики – актрисе приходится выполнять ряд сцен с обнаженным торсом – и даже увлечение мужским занятием: стрельбой из пистолетов. Однако все это не приносит ей удовлетворения. Ее выворачивает от осознания собственной бесцельности, ненужности и любовь здесь не при чем. Она пыталась воскресить былые чувства к Эйлерту Левборгу – Михаил Лукин, искала смысл в нем, но и это не спасло. Без любви живет и Теа – Галина Трифонова, но у нее есть общее дело с Левборгом, а затем, после его смерти, с мужем Гедды – Тесманом.

  Галавинская намеренно окружила Гедду блеклыми типажами, ярко контрастирующими с ней. Тесман – отличная работа Александра Фролова – ее не только не понимает, они будто с разных планет, но еще и простоват, и комично глуповат для своей жены. Он погружен в научную работу и совсем не обращает внимания на красавицу, разгуливающую в шикарных нарядах (работа художницы Ирэны Ярунис), а иногда и вовсе нагишом. Стоит ли говорить, что для таких летящих туалетов необходима особая пластика, которую и демонстрирует Ирина Линдт. Она единственная, кто выполняет это, тем самым, внося некий диссонанс в довольно статичное окружение. Дисгармония, в которой живет Гедда, подчеркивается и в сценографии. Мобильные подмостки каждый раз меняют картину и служат условными обозначениями интерьера и самого места действия. Передняя часть сцены выдвигается вверх, создавая разноуровневые ступени и придавая динамику действию.

  В целом спектакль, наделенный музыкой, временами переходящий в перформанс или выступление рок-банды с красивой актрисой в центре смотрится зрелищно, хотя местами действие притормаживало. Финал же говорит о трагической развязке ненавязчиво, скромно и стильно. Гедда выстрелила себе в висок… от скуки. Красный халат изящной складкой спадет с покрытого черной кожей дивана, а Теа и Тесман дальше будут скрупулезно разбирать бумаги. Гедда в тонком белом платье, сквозь которое еле видны очертания идеальной фигуры, тихо пройдет за кулисы задника, где ее будет ожидать Левборг, за спиной которого в окне можно разглядеть проносящиеся московские иномарки.

  Гульнара Галавинская подошла к пьесе Ибсена по-женски. Нет никакого феномена личности, есть одиночество, нереализованность и неудачная любовь. Одни «не». Есть заблудившийся в себе человек. Есть женщина.

Фотографии  Александра Стернина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: