КСЕНИЯ ПЕРЕТРУХИНА: «МЫ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ ПОЗИЦИИ ВЛАСТИ»

Недавно команда Перетрухиной, Волкострелова и других пришла в Театр на Таганке. Их проект, сделанный в Школе Театрального Лидера, был назван лучшим.

  Осталось ли что-то от того проекта в нынешней концепции развития?

  Многое осталось, хотя, проект, который мы защитили в ШТЛ, значительно трансформировался в процессе столкновения с реальным театром и в силу разных прочих причин. Что и неудивительно: ведь это было лишь учебное задание, никто всерьез не думал о том, что это воплотиться в жизнь.

  Как появилась ваша команда?

  В ШТЛ на тот момент училось около пятидесяти человек. Основная идея Школы заключалась в том, чтобы люди научились создавать команды и работать в них. Потом было задание — сделать программу развития театра. Групп было немного, а проект по Таганке делали две. Наша была многочисленной. Как всегда бывает в таких случаях, есть идеолог, у нас это был Дмитрий Волкострелов. Были те, кто хотел заниматься именно Таганкой, ну и те, кто примкнул почти случайно. Всего семнадцать человек –  почти школьная ситуация. Удивительно то, что учебный проект перерос в реальную работу в этом театре. Сейчас нас семеро.

  Почему выбор пал именно на Таганку?

  Этот вопрос в реальности оказался очень важным, потому что нас очень часто упрекают в том, что мы «не имеем права». Все ищут какие-то мифические или реальные связи между нашей командой и театром. Театр такого масштаба, как театр на Таганке, соприкасается в той или иной степени с жизнью каждого человека. У кого-то родители ходили, кто-то по телевизору видел спектакли, кто-то был фанатом Высоцкого, кто-то фильмы видел с актерами театра и тд. Нет такого человека, который бы ничего не слышал о театре на Таганке, более того — на многих этот театр оказал значительное влияние. В принципе, что касается ШТЛ, это мог быть и другой проект. Мне очень интересен детский театр. Эта задача лежит в поле моих интересов и возможностей. И театр на Таганке лежит в сфере моих интересов. Проект, который мы предлагали в ШТЛ поменял меня — я полгода назад и я сейчас по отношению к театру на Таганке — два разных человека.

  Вашу команду в театр на Таганке взяли на год или больше?

  Ужасно интересно, что все задают одни и те же вопросы. Сначала мне казалось это случайностью, а теперь я вижу некую закономерность. Эти вопросы отражают болевые точки. По сути, это продолжение вопроса о праве нашего пребывания в театре. Всем интересно — временщики ли мы, будем мы жить в этом театре или взяли театр в аренду. Это одна из болевых точек репертуарного театра и российского сознания в целом. Вопрос: «А вы надолго?» — вопрос репертуарного театра новой системе. Этот вопрос характеризуется неумением жить настоящим — либо бесконечно вспоминать что было, либо жить в ожидании завтра. Очень важно научиться находиться в точке «сегодня». Сегодня мы в Театре на Таганке. Мы делаем, как мне кажется, очень важную работу. Что касается завтра… то мы туда придем, своими ногами, и что там будет –  зависит от того, что мы здесь сможем осуществить сегодня. Поэтому давайте говорить о сегодня.

  Насколько ваше представление о театре совпало с реальностью?

  Издали ситуация в Театре на Таганке представлялась так: был лидер, гигантская фигура и сейчас театр без него. Нужно чтобы на смену ему пришел другой лидер. Но за время нахождения в театре и напряженных размышлений, мы пришли к выводу, что это ровно то, чего нельзя сейчас делать. И мы решили принципиально отказаться от позиции власти. Мне кажется, что это рискованный –  для нас, ведь мы ставим себя в предельно уязвимую позицию –  но очень интересный и важный эксперимент. Театр на Таганке –  великий театр с потрясающей историей, отсчет которой начался в 60-е годы. Они окутаны неким флером, восторгами, восхищениями, но одновременно к этому периоду имеется очень много вопросов, и оно очень близко сегодняшнему. Это время необходимо изучать, важно понять, что состоялось и не состоялось тогда. Нужно отрефлексировать тот период, потому что происходящее с театром на Таганке сейчас не случайность. В театре очень сложная ситуация, в какой-то момент даже было искушение отказаться от проекта. Но мы поняли, что делать этого нельзя. Главная мысль, которая перекочевала из первого проекта в заключительный вариант — необходимость изучения истории. Незнание собственной истории — это общая проблема России, которая порождает бесконечное хождение по кругу. Юбилей — для нас повод поразмышлять на эту тему.

  Нам важно понять две вещи: с одной стороны — театр на Таганке всегда считался форпостом свободы, с другой — во главе его стояла очень сильная, тоталитарная личность. И с этой точки зрения Театр на Таганке больше чем театр. На его примере можно понять и историю нашей страны, и какие-то общие закономерности развития отечественного искусства. Важнейший для меня вопрос: всегда ли фигура режиссера исключительно тоталитарна или возможна другая форма сотворчества? Наш проект посвящен во многом изучению этого вопроса. Нам важно пересмотреть историю от лица второстепенных персонажей: актеров, зрителей, гримеров, –  всех тех, кому эта история тоже принадлежит. Чтобы обозначить, что все участники истории имеют на нее право. Право на историю рождает ответственность за историю. И это уже выходит за границы исключительно истории Театра на Таганке — это право современного человека самому принимать решения, не отдавая их на откуп вышестоящим. Так что работа в театре на Таганке — это попытка осознания нашей истории, нашей ответственности за нее и нашего права на нее в контексте театра и за его пределами. 

Вопросы на ответы искала
Анастасия Павлова
Фото из сети интернет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: