ДМИТРИЙ ВОЛКОСТРЕЛОВ: «Я НИЧЕГО ЗАРАНЕЕ НЕ ОТРИЦАЮ»

В беседе с Дмитрием Волкостреловым мы не обсуждали недавний скандал в Театре на Таганке, не привязывались к конкретным событиям. Это размышления о личности в режиссуре, своем зрителе, театре POST и, возможно, этот разговор поможет лучше понять режиссера.

  Вы окончили актерско-режиссерский курс у Льва Додина…

Я учился в режиссерской группе, но никакого разделения между актерами и режиссерами у нас не было. Когда на четвертом курсе мы спросили у Льва Абрамовича, будет ли у нас, собственно, режиссура, он ответил, что его никто режиссуре не учил, потому и он не знает, как можно этому научить. «Если вы хотите стать режиссером, вы им станете», – сказал он нам. На последних курсах у нас была возможность ставить и показывать свои отрывки и даже репетировать отрывки из Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Диплома режиссера ни мне, ни другим ребята в режиссерской группе не дали, потому что мы не делали ни преддипломной, ни дипломной работы из-за очень плотной занятости.

  Что дало вам обучение у Додина как режиссеру?

Мне кажется, что режиссер — это не набор определенных умений, а прежде всего — личность. Обучение у Додина дало мне колоссальный личностный опыт. Я познакомился с его системой, достаточно сложной, неоднозначной, и опыт этой системы как-то сказался на моей личности.

  Как возник театр Post?

Театр возник спонтанно. Однажды мы собрались и сделали один спектакль, потом второй, третий, их что-то объединяло. А значит, нас можно назвать театром. Дальше нам надо было как-то презентовать себя в медийном пространстве и социальных сетях — так и появился театр Post.

  Как появилось название? 

У нас есть собственное определение, но мне бы хотелось уйти от однозначного ответа. Существует множество трактовок, каждый волен сам для себя решить, что такое Post. Я за многовариативность.

  Как бы вы сами определили стиль своего театра?

Прежде всего, мы — театр текста, потому что в основе любого спектакля у нас лежит именно текст. Это то, что написано современными драматургами для театра.

  Насколько необходим вашему театру профессиональный актер или в театре Postмогут играть и непрофессионалы?

Для меня важен не актер сам по себе, а личность человека, выходящего на сцену. Что касается профессионального актера, то научить всему не так сложно. Я думаю, что в нашем театре могут играть и непрофессионалы.

  Чем порадует театр Post в ближайшем будущем?

Мы хотим поработать с текстом Джона Кейджа «Лекция о ничто».

  В сентябре Театр Наций открыл сезон премьерой вашего спектакля «Три дня в аду» по пьесе Павла Пряжко. Чья была инициатива — поставить именно Пряжко?

От театра Наций поступило предложение что-то сделать, в свою очередь, я предложил этот текст. На этом мы и сошлись.

  С Пряжко у вас сложился творческий тандем. Что особенно привлекает в его текстах?

Я готов работать с любыми текстами Павла Пряжко, они интересны мне как режиссеру и как человеку. Мне интересно наблюдать, как его тексты влияют на меня и на актеров в процессе работы. Его тексты очень высокого уровня с большим количеством неординарных смыслов. В них существует очень мощная рефлексия на реальность, на окружающую нас действительность. Для меня это особенно важно, потому что все, что я могу — рассуждать про современность, про сегодняшнюю реальность. Мы занимаемся ее исследованием. Мне интересен его взгляд на эту реальность, его взаимодействие с ней. Но самое главное то, что его взгляд на этот мир абсолютно гуманистический, и в этом мы совпадаем.

  Вы не стремитесь сделать пребывание зрителя на ваших спектаклях комфортным, выбирая для показа различные пространства. Каким должен быть зритель Вашего театра?

Я не могу говорить за всех: «зрители должны быть такие». Я не знаю, каким должен быть наш зритель. Для меня в театральном пространстве важно разнообразие, возможность использования разных вещей. Мне кажется, человек не только в театре, но и вообще, должен допускать ситуацию многообразия этого мира и того, что в нем происходит, должен быть внутренне готов к полифонии.

Например, мы показали спектакль «Солдат». Один из зрителей сказал, что это прекрасная замечательная разовая акция, но такой формат нежизнеспособен. Но он ошибся, этот спектакль сейчас играется достаточно регулярно.

  Если говорить о разнообразии, допускаете Вы для себя возможность постановки традиционного спектакля?

Я ничего заранее не отрицаю. Я же не знаю, к чему я как режиссер приду через пять лет. Я, например, никогда не думал, что буду ставить оперу, тем более современную. А появилась такая возможность, и я ею воспользовался. Так что, кто знает, возможно, когда-нибудь поставлю и традиционный спектакль.

Беседовала Анастасия Павлова
Фото из сети Интернет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: