На январских гастролях «Коляда-театра» среди прочих постановок будет показан и спектакль «Большая Советская Энциклопедия» по пьесе Николая Коляды.

  Пьесу «БСЭ» Николай Коляда написал в 2010 году. Тогда в театр позвонили из соцзащиты и предложили забрать вещи, оставшиеся от умершей пенсионерки. Оказавшись в квартире, Коляда и столкнулся с главной героиней своей пьесы – Большой Советской Энциклопедией. Не буду оригинальной, если скажу, что первая мысль, пришедшая мне в голову – не собираются ли они читать эту самую энциклопедию «по ролям»…

 Но все оказалось гораздо проще и страшнее. В захолустном городке, полном дыма и смрада, в огромной сталинской квартире умирает старуха. Ее имущество пойдет на свалку, а квартира должна отойти органам социальной защиты. Последние три года Вера, работавшая там, ухаживала за парализованной бабулей. Одна из комнат уже убрана и закрыта – она будет сдаваться командировочным. Во второй стоит голая кровать, вокруг которой навалены черные мешки, по которым Вера распихивает вещи покойной. На авансцене аккуратно сложены тома Большой Советской Энциклопедии, завещанные племяннице. Старое пальтишко на вешалке, чемодан у стены.

  Вера Ирины Ермоловой – грузная, молодая, в несуразном наряде и огромных очках, за которыми не видно глаз. Порой кажется, что она прикидывается недалекой, специально кривит лицо, специально говорит медленно и невнятно, и то и дело впадает в ступор. Она точно знает, что вызывает сочувствие, потому все время рассказывает историю о смерти мамы, о Сереже, который войдет, и она его сразу узнает, о том, что у каждой старушки забирает коробок спичек – на память… Даже ее история об умерших, для которых Бог зажигает спички, показывая самые счастливые моменты жизни, звучит как очень ловко придуманная. В то же время эти истории объясняют полную атрофию чувств у героини. Какую-то остановку в развитии: в том возрасте, когда девочка становится женщиной. Поэтому детская наивность и соседствует в ней с подростковым гормональным взрывом, поэтому она так откровенно предлагает себя первому встречному, совершенно не задумываясь о том, как это выглядит со стороны.

  Вика Василины Маковцевой – нервная, изломанная с претензией на элегантность и провинциальный шик женщина. Речь ее изобилует присказками в духе времени. Ее основная задача – найти бриллианты в куче барахла, которое осталось после бабки. Она неумело играет возмущение поведением Веры или огорчение по поводу кончины родственницы, изо всех сил пытается показать свою независимость и недовольство тем, что квартира не принадлежит ей. Ее раздражает туповатая девица, сующая нос не в свое дело, торопящая ее да к тому же распоряжающаяся в этой квартире.

  Поведение женщин меняется, едва в квартире появляется Артем. Илья Белов играет развязного, хамоватого парня, которому море по колено. Он знает о себе, что неотразим, уверен, что женщины на него западают мгновенно, потому не упускает случая всячески продемонстрировать себя и постоянно улыбается.

  Первое действие изобилует забавными ситуациями в духе американских комедий помноженных на страдания русской неустроенной женщины. Вика истошно вопит: «Мне надоело есть борщовые помидоры» или «Мы живем в квартире с его мамой!». Вера попросту замирает истуканом на месте, едва Артем появляется на пороге, а потом все пытается раздеться перед ним. Не обходится и без «поминок», перерастающих в пьяный дебош Вики. В финале первого действия очнувшаяся от «долгого сна» Вера хватает топор и, угрожая им Вике и Артему, запирает их в квартире. Так она мстит за разрушение своей мечты о счастье.

  Во втором – страсти затихают. Квартира уже пуста совершенно, только в центре ее стоят тома энциклопедии и раскрытый чемодан с коробками спичек. Вера, согнувшись, укутавшись в платок, крепко прижимая в себе свою золотую сумку со спичками, сидит на книгах. Вика и Артем, напротив, превращаются в хозяев. Уверенно и спокойно входят в квартиру, требуют, чтобы Вера покинула дом и принесла им свои извинения. И тут происходит чудо – Вера отдает Вике бриллианты. И та мгновенно исчезает, забыв о существовании Артема.

  Повернувшись к Артему, Вера просит его послушать ее рассказ. С молодого человека слетает вся уверенность, он словно боится этого разговора, почти плача говорит о том, что после ее рассказа так и не может прийти в себя. А Вера настойчиво, покачиваясь из стороны в сторону, просит выслушать ее. И снова заводит историю про спички. Как под гипнозом слушает ее Артем и, не выдержав, медленно отползает к стене. Там, скрючившись, он будет тихо стонать, пока она не замолчит. Сцена погрузится в темноту, Вера откроет дверь, за которой яркий слепящий свет. И уйдет в этот свет, как заклинание повторяя: «Мамочка, встречай меня, я скоро приду к тебе».

  Коляда, безусловно, хороший драматург, точно знающий, как вызвать то или иное чувство у зрителя и читателя. Потому в пьесе так много скетчей, внезапных переходов от смеха к слезам, от шутки к драме и желание выйти на уровень трагедии. Но, несмотря на, казалось бы, глубокий монолог несчастной женщины, жаждущей любви, второе действие не производит нужного эффекта. Потрясения от слов, мыслей, предчувствий этой женщины не испытываешь. В какой-то момент возникает, скорее, раздражение от морализаторства. И это снижает силу спектакля, вторая часть которого ощутимо слабее первой.

Фотографии предоставлены Театральным Центром «На Страстном»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: