РАЗМЫШЛЕНИЕ О ВЕЧНОМ

На сцене Детского музыкального театра имени Наталии Сац можно познакомиться с первой в мире ораторией и одной из первых опер. В апреле премьерную оперу «Игра о душе и теле» итальянского композитора Эмилио Кавальери можно увидеть в рамках фестиваля «Золотая Маска».

  Спектакль выдвинут сразу на четыре номинации (лучшая опера, лучшая работа дирижера, режиссера и художника).

  Хотя постановка осуществлена в детском театре, единственное послабление для юных слушателей заключалось в том, что язык оригинала был заменен русским. Георгий Исаакян поставил настоящую оперную классику, а русский перевод либретто Агостино Манни, выполненный Алексеем Париным, предельно внятно передает смысл слов.

2

  Исполнительская судьба произведения была не самой счастливой. Исполненная всего два раза «Игра о душе и теле» была отложена историей в дальний ящик, из которого ее вынули только в XX веке, и сразу же начали с жадным любопытством пытаться воскресить ее аутентичное звучание. Постановок «Игры» в мире известно достаточно, у нас же оперу пытались поставить только два раза, третий раз приходится на Детский музыкальный театр им. Наталии Сац.

  Музыкальным руководителем оперы является выдающийся английский арфист и дирижер Эндрю Лоренс-Кинг. А приглашенный ансамбль исполнителей не может не радовать своим звучанием. Старинные инструменты (барочная арфа, цинк, теобра, архилютня, клавесин, псалтерион, барочные тромбоны) создают удивительную атмосферу и дух XVII века, когда средневековый художественный мир уходил со сцены, а на смену ему приходила культура Нового времени со своим видением и со своими правилами.

3

  «Игра о душе и теле» не совсем игра, или игра, но в самом широком смысле. Если пытаться переводить изначальное название сочинения Кавальери, то можно его перевести и как «представление», и как «игра». Особая игра культуры, которая на ощупь шла по историческим ступенькам к созданию светской оперы. Религиозный сюжет тесно переплетается с гедонистическими мотивами, и из этой борьбы противоположностей рождается повествование. На сцене нет конкретных персонажей с именами и личной историей, все герои аллегорические — Тело, Душа, Благоразумие, Наслаждение, Время, Мир, Разум и множество других сил, которые ведут человека от рождения до смерти.

  Хотя человека как такового мы тоже не увидим — его природа двойственна. Состоящий из вечной Души (ее исполняет молодая девушка) и бренного Тела (его исполняют сразу три персонажа разных возрастов) человек как тростник на ветру попадает под влияние то одной, то другой силы. И если бы не пристальное внимание Души, то давно угодило бы Тело в руки или к Миру с его временными благами, или к Наслаждению, которое обещало ему изобилие и ласку.

  Постановка сделана просто, но продуманно. Валентина Останькович, автор костюмов и декораций, передает аллегорических героев понятными и узнаваемыми штрихами. Очки и школьный костюм — Разум, пачки денег и властность в поведении – Мир, тонкая белая рубашка, босые ноги — ранимая Душа. Конструкция сцены в виде креста, картонные рисунки, натюрморты голландцев, пение невидимых глазу ангелов, хор в шапочках и средневековых балахонах довершают общую картину. Уместным выглядит и выезжающий экран с программой «Время», и квартира, внутри которой разворачиваются сцены семейной жизни. Именно эти яркие, трогательные, наивные детали-символы создают удивительную старинную форму первых театральных зрелищ.

  Сложнее обстоят дела с теми моментами, когда режиссер пытается ввести в действие элементы, которые подчеркнули бы актуальность постановки и вписали бы ее в современный контекст. Когда скотчем заклеивают части тел обнаженных Адама и Евы с картины Дюрера, или мы видим оживленный и бессмысленный разговор гостей на свадьбе – это вызывает и смех, и грусть.

  Буквальность восприятия разрушает изначальную целостную картину, где главными героями были аллегорические силы. И современная культура со своими поисками правды, затуманенным взглядом на мир, где даже в произведении искусства видят возмутителя нравов, кажется пигмеем по сравнению с гигантом духа времен Кавальери. Однако это не ошибка постановщиков, а констатация проблем нашего времени. Поэтому «Игра о душе и теле» это не только игра, но и размышление о вечном, где о самых сложных вещах с нами говорят простым и понятным языком образов.

Символы разгадывала
Анна Никифорова
Фото Андрея Турусова

%d такие блоггеры, как: