ИСПАНСКИЙ ВЕЧЕР В ЛЕНКОМЕ

– О сеньор! Меня вы обманули!
– Как смеете винить меня!
– Дуэль! Сегодня ж. на закате дня!
– Ах. Ну, постойте же. Я с кем-то перепутал вас.
– Да, да. И я погорячился, и интерес мой к вам угас…
Витиеватые мы совершаем па,
И можем говорить красивые слова.
Но по поступкам судят вновь,
Когда на кон легла любовь.

  Абсолютная темнота. Включается свет, и на сцене мы видим людей, красиво одетых в костюмы эпохи Возрождения. Здесь следует отдать должное художнику по костюмам (Илзе Витолиня), которой удалось подчеркнуть ими общее игривое настроение на сцене. Маски на головах героев с рогами быков и баранов четко говорили, кто есть кто. За спинами актеров огромная арка, уходящая вглубь, а по бокам ее – лестницы. На протяжении всего спектакля эта каскада арок играет роль декорации – и двора, и площади, и столовой, и сада. Несмотря на такое разнообразное ее применение, она удачно во все вписывается, над этим постарался художник-постановщик Мартиныш Вилкарсис. Но вернемся к началу. Заиграла зажигательная испанская музыка, и все начали танцевать под нее. Танцы поставлены хореографом Марией Кораблевой чуть позже узнаешь (и это радует!), что танцует не балет, а сами герои.

  Так начался спектакль «Испанские безумства» Игоря Коняева в театре «Ленком» по мотивам пьесы Лопе де Вега «Учитель танцев». Великий драматург, легко вальсируя пером, вложил в нее глубокие проблемы личности и человечества вообще. Мы угадываем и видим в пьесе разоблачение мелочных качеств, таких как месть ради мести, ложь ради унижения достоинства, высокомерие и напыщенность, подмена любви простыми плотскими желаниями. Не обходится и без скупости в мелочах, раздражения, неискренности, злого смеха, ревности, обид и глупости до слепоты. И каждый сидящий в зале обязательно укололся этим высмеиванием и разоблачением, но спрятал его в себе и внешне остался для всех благопристойным человеком… Все это видно в спектакле, но все-таки хотелось больше почувствовать посыл режиссера, главную проблему, на которую он делает упор. Мыслей о пороках человеческих хватило бы на отличное школьное сочинение, но не на свое собственное заключение по конкретной теме. К сожалению, не получилось глубоко задуматься.

  Игривая развязность и интенсивная смена ситуаций привнесли ощущение постоянного движения на сцене. Прыжки, танцы, заламывание рук в порывах злости и страсти, лазание по декорациям, шум от голосов, шпаг и пистолетов сделали свое дело, и зритель смотрел действие в жанре экшн, как в кинотеатре. Действие быстро набирает обороты, сюжет закручивается, танец актеров сменяется песней в их же исполнении. Тут нужно отдать должное звукорежиссерской группе, которая умело включала фонограмму и попадала в нужное слово и нужную букву, когда актер не справлялся с песней после активных действий на сцене. Но приятно было слышать в песнях и живой голос актеров Светланы Илюхиной (Флорела) и Сергея Степанченко (Альбериго – ее отец).

  В конце первого акта главные герои Альдемаро (Антон Шагин) и Флорела (Светлана Илюхина) признаются друг другу в своих теплых чувствах и решают проучить напыщенного Вандалино (Максим Амельченко), который обманным путем хочет завладеть Флорелой. В этот момент становится понятно, что все закончится хорошо, и лишь один раз возникает сомнение в хэппи-энде, когда сестра Флорелы Фелисьяна (Олеся Железняк) пытается опорочить честь и достоинство Альдемаро, обвинив его в воровстве. Но это не мешает влюбленным воссоединиться, разоблачив обман.

  Приятно было слышать пение главной героини и смотреть на ее игру. Она была живой, легкой, непринужденной. Смех и слова ее казались такими естественными, и даже закрытое серое платье в полоску, идентичное платью сестры, не портило ее, а наоборот поднимало до уровня литературную героиню, в которую хочется влюбиться.

  Неотъемлемым, а вскоре обязательным и горячо ожидаемым зрителями действующим лицом спектакля становится юмор. Несчастливо женатые Фелисьяна (Олеся Железняк) и Тевано (Иван Агапов) веселят зал своими диалогами. Обыгрывание юмористических сцен, интонации, движения – все это в исполнении Железняк заставляет зал дрожать от смеха. Незлобное нарочито-ломанное переигрывание, легкие жесты, вздохи, неразборчивые слова добавляют колорит и живую искрящуюся изюминку действу на сцене.Столько не напрягающего и уместного юмора зритель не получает больше ни от одного актера этого спектакля. Поэтому Фелисьяна-Железняк становится любимицей публики.

  Спектакль кажется огненным облаком из стихов, танцев, песен, юмора, оправданных кривляний, акробатики и прыжков. Все это волной надвинулось на зрителя, который не оробел и с удовольствием аплодировал всем пассажам актеров. «Испанские безумства» – легкая, не отягощенная грузными мыслями о проблемах человечества, постановка, тепло воспринятая зрителями, но не обсуждаемая ими с жаром после окончания и не вводящая в задумчивость. Было ощущение театра на старой площади Испании, представления которого давались для развлечения толпы и ради осмеяния или восхваления королей и придворных, ради тонкого или явного намека на порочность и несовершенство общества. Но, ни осмеяния, ни восхваления сильных мира сегодняшнего, ни разоблачения потаенных уголков души не было, поэтому осталась только первая часть сути таких представлений – развлечение и зрелище.

 

Смысл площадного театра постигал Александр Чигров
Фотографии Александра Стернина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: