Мюзикл «Монте-Кристо», прошедший с аншлагами в течение четырех сезонов в Театре Оперетты, задал очень высокую планку и поэтому от следующего коммерческого проекта театра — исторического мюзикла «Граф Орлов» — заранее ожидали как минимум такого же качества, а как максимум — выведения российского мюзикла на уровень лучших постановок США и Европы.

  А ведь до сих пор ломаются копья: критики никак не могут прийти к единому мнению — есть ли в России мюзиклы? Или мы все так же отстаем от Бродвея, как Лада Калина от Форда Мондео? На примере «Графа Орлова» стали чуть более понятны слабые места и выгодные особенности жанра на российской почве. Но чтобы рассказать подробнее обо всем, необходимо уточнить, что же такое мюзикл. Вот несколько вариантов:

   «Музыкально-сценический жанр, главным образом комедийного характера, сочетающий в себе признаки оперы, оперетты, драматического спектакля и в музыкальном отношении опирающийся на выразительные приемы и средства современной эстрадной и бытовой музыки. Мюзикл получил распространение в начале XXв. в США, позднее в Англии и других европейских странах».

  «Музыкально-сценическое произведение, в котором переплетаются диалоги, песни, музыка, важную роль играет хореография. Большое влияние на мюзикл оказали многие жанры: оперетта, комическая опера, водевиль, бурлеск. Как отдельный жанр театрального искусства долгое время не признавался».

  «Музыкально-сценический жанр, использующий выразительные средства музыки, драматического, хореографического и оперного искусств. Их сочетание и взаимосвязь придали мюзиклу особую динамичность, характерной чертой многих мюзиклов стало решение серьезных драматургических задач несложными для восприятия художественными средствами».

  Курсивом выделены характеристики, которые определяют основное, в чем-то поверхностное, отношение к жанру. Действительно, мюзикл воспринимается как зрелищное, развлекательное действо. Все знают, что там есть пение, танцы и несложный, очевидный сюжет. Поэтому пойти на спектакль этого жанра — почти гарантированно означает получить удовольствие, отдохнуть и расслабиться.

  Отличительной чертой мюзикла, как жанра коммерческого, является развернутая PR-кампания. И если музыкальные спектакли, которые можно было назвать мюзиклами, в России, несомненно, существовали давно, то реклама такого размаха для театральных проектов была в новинку. Наверное, впервые удостоился подобного только мюзикл «Метро» в том же Театре Оперетты.

  Над проектом «Граф Орлов» работала команда, которая уже заявила о себе, создав «Монте-Кристо». Театр Оперетты продолжил заданную линию — создание собственных масштабных проектов, а не перенос копий с западных образцов. Успех «Монте-Кристо» укрепил продюсеров в необходимости развивать именно ее. «Граф Орлов» имел за плечами опыт французского «графа», а потому можно было позволить себе и более масштабное оформление, и развернутую рекламную компанию. Обращение к русской истории стало еще одним манком для публики.

  За основу сюжета были взята история княжны Таракановой, объявившей себя внучкой Петра I и заявившей права на российский престол. Алексей Орлов, решивший ради милости императрицы заманить самозванку на свой корабль, где арестовать и после доставить в Петербург, неожиданно влюбляется в Елизавету. После чего история из авантюрной становится отчетливо драматической. Развязка — смерть Елизаветы в Петропавловской крепости от туберкулеза – одна из исторических версий. Однако история не стала определяющей линией рекламной кампании, хотя однажды было упомянуто, что постановка осуществляется в рамках Года русской истории.

  Итак, PR-кампания подогревала интерес публикациями в прессе, репортажами на ТВ, роскошной презентацией… Основной упор делался почему-то не на главного героя, и даже не на главную героиню — княжну Тараканову, а на императрицу Екатерину II, точнее, на актрису Екатерину Гусеву, играющую ее одним из составов. Тут не поспоришь — Гусева известная и талантливая актриса, но почему-то ощущался некоторый дискомфорт от того, что именно она стала лицом проекта… Лично мне вспомнился внезапный и успешный приход Екатерины в мюзикл «Звуки мюзикла», который был вызван желанием организаторов (компанией StageEntertainment) спасти проект, не продержавшийся в Москве и двух сезонов… Реклама «Монте-Кристо» не была построена «на звезду», однако, на нынешнем проекте продюсеры решили не отходить от классической схемы пиара. Не хотелось бы думать, что нет полного доверия к другим артистам… Видимо, причина в том, что их имена не столь раскручены, хорошо известны лишь любителям жанра мюзикла, а потому в схему не укладываются.

  Также во всех предпремьерных публикациях рассказывалось о роскошных декорациях и костюмах, сшитых из итальянских тканей ручной выделки по оригинальным лекалам XVIII века. В частности упоминалось платье императрицы (опять Екатерина Гусева!), отделанное полудрагоценными камнями и весящее около десяти килограмм.

  Презентация познакомила журналистов с главными героями в исполнении Екатерины Гусевой, Теоны Дольниковой (Елизавета, княжна Тараканова) и Андрея Белявского. Были исполнены несколько номеров, представившие музыку Романа Игнатьева и стихи Юлия Кима. Мюзикл обещал стать гвоздем сезона.

  Из всех вышеупомянутых нюансов сложилось впечатление, что, работая над «Графом Орловым», все неожиданно вспомнили, что мюзикл — жанр коммерческий, дорогой, зрелищный, и всю рекламную кампанию построили на этом понимании.

  Перед самой премьерой в рекламный процесс вмешались некоторые непонятные мелочи, которые вполне могли провалить продуманную до мелочей PR-кампанию. Показ для прессы состоялся днем раньше официальной премьеры. Было несколько камер, фотографы и корреспонденты. Все получили хорошие места, буклет спектакля, стильную папку с информацией о проекте. И все так замечательно начиналось, но…

  У фотографов не было возможности снять активно разрекламированные декорации и костюмы: можно было запечатлеть лишь первые 10 минут, поклоны и пресс-конференцию после спектакля. Известное всем платье императрицы в кадр толком не попало — Екатерина выходит на сцену далеко не сразу, а в финале занимает не центральную позицию… Это странное решение никто не понял — были лишь догадки.

  Следующим стал вопрос о том, кому все-таки важнее показать заявленный премьерный состав: vip-гостям, приглашенным на премьеру 6 октября или журналистам, прибывшим 5 числа. Ведь СМИ увидели совсем не тот состав, что был на презентации проекта. И дело не в том, что кто-то из артистов лучше, кто-то хуже. Ведь в мюзиклах состав не является заменой «на всякий случай», артисты должны быть на одном, лучшем уровне. Однако после глобальной роли Екатерины Гусевой в рекламе проекта не показать ее пишущей братии было несколько странно.

  Основная же стратегическая ошибка была в том, что роль графа на пресс-показе исполнял Александр Рагулин. Хороший актер с мощным голосом и такой же яркой внешностью словно потерялся на сцене Театра Оперетты. Возможно, сказался тот факт, что артист в «мюзикальном» коллективе Оперетты человек новый. Небольшая, но заметная неуверенность актера перешли на персонажа, и в результате граф Орлов перестал быть главным героем. История графа стала историей персонажа, который оказавшись в сложных обстоятельствах, оказывается не способен принимать решения, старается уйти от ответственности. Заявленная тема чести и верности пропадает за его малодушием.

  Мы все помним гардемариновское «Жизнь — Родине, честь — никому!» и самих гардемаринов, наивных и прекрасных, как Иван Бровкин, едущий на целину. Не думаю, что по замыслу создателей мюзикла граф Орлов должен быть таким, но в Орлове-Рагулине образ верного родине офицера и дворянина стирается практически полностью, а акценты смещаются на лирическую часть истории. В сценах с Елизаветой, роль которой исполняла Теона Дольникова, проявляется мягкость и та пресловутая мужская нежность, обычно скрываемая ото всех. Интересно будет увидеть графа в исполнении Андрея Белявского. Полагаю, что это будет совершенно другая история.

  Екатерина II и Елизавета — Лика Рулла и Теона Дольникова. Лично мне особенно радостно было увидеть именно этих актрис именно в этих ролях. Лика Рулла великолепно вписалась в образ императрицы. Здесь было стопроцентное попадание: и голос, и харизма, и опыт работы в жанре — все было к месту. Теона Дольникова, вернувшаяся на сцену Театра Оперетты, показала грамотную и интересную работу. Ее героиня выходит на сцену с собственной историей, и проходит путь от легкомысленной девчонки до сильной женщины, способной принимать не просто волевые, но исторические решения. Елизавета не выступает расчетливой авантюристкой, мотивы ее поступков иные. Кажется, что она находится в поиске себя самой, своего места во времени и пространстве. Подложные документы, объявляющие ее наследницей Петра Великого, дают шанс на перемены, на какое-то, пусть временное, обретение себя. Она радостно бросается в эту игру, полностью доверившись своим вдохновителям и союзникам князю Радзивиллу и Михаилу Доманскому (Александр Голубев и Игорь Балалаев). Но все карты смешает неожиданная любовь к графу Орлову,  придавшая жизни Елизаветы новый смысл,  глубокий и настоящий.

  Могла бы остаться история поэмой без героя, если бы не присутствие в спектакле персонажа Игоря Балалаева. Безответно влюбленный в Елизавету, он старается быть ей верным и полезным до конца аферы. Он остается рыцарем и после предательства Орлова, после ареста и мучительных допросов. Этому персонажу сочувствуешь больше, нежели графу. Для него не может быть иного выбора, чем любыми средствами пытаться спасти Елизавету. Его поступки ясны, он по-своему благороден и честен. В очередной раз задумываюсь о том, что надо будет непременно увидеть все составы. Это на самом деле будет несколько разных спектаклей. То есть проявится особенность мюзикла именно российского — когда много значит не только вокальная, но и драматическая составляющая. Система Станиславского не дает покоя и просто слушать хорошие голоса нашему зрителю неинтересно. По-настоящему произвести впечатление может только полная картина.

  Тем, кто уже купил билеты или только собирается пойти на «Графа Орлова», хочется порекомендовать не воспринимать спектакль как исторический. Иначе можно начать искать несоответствия сюжета и исторических версий, придираться к тексту, музыке или внешнему виду артистов. Вернитесь еще раз к определениям жанра — вы не найдете влияния на мюзикл исторической драмы. Свой состав вы обязательно найдете и увидите свою историю. Наверное, в этом и прелесть, и плюс жанра: появляется новый актер, смещаются акценты — и вы пойдете смотреть новый спектакль.

  Если после прочтения статьи вы еще думаете о том, есть ли российский мюзикл, то я без лишних намеков скажу: накладки с PR-кампаниями уйдут с опытом, все актеры будут гармонично использовать вокальные и актерские средства изображения, а желание публики видеть на сцене чувства не даст жанру полностью стать коммерческим и превратиться в бездушное зрелище. Мюзикл есть. И я рассказала вам о наиболее перспективном его направлении.

Почти диплом
написала Наталья Ионова
Фото Анны Коваевой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: