РАЗОБЛАЧИТЕЛЬ МИФОВ

С именем нового министра культуры – Владимира Мединского — связан ряд крупных скандалов.

  Сам Мединский, доктор политических и исторических наук, профессором МГИМО многими историками обвинен в плагиате, а многие положения его диссертации подвергнуты критике. Россиянам он знаком как сторонник захоронения Ленина и как разоблачитель негативных стереотипов о России, предлагающий «новый взгляд на российскую историю». Как известно, в культуре у нас разбираются все. А потому предлагаем палитру мнений об этом назначении.

  Виктор Ерофеев, писатель: «Назначение, конечно, было неожиданным. Но, думаю, что Владимир Мединский – интересный человек, я с ним сотрудничал, написал предисловие к его книге «Стена». Мне кажется, что его работы о войне довольно интересны. Несмотря на то, что у нас разные взгляды на разные проблемы, я думаю, что это достойная кандидатура. По крайней мере, соответствующее образование и честность у этого человека есть. В любом случае, это молодой, новый человек. Пожелаем ему, чтобы все посчитали его активным, достойным и смелым человеком».

  Карен Шахназаров, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм»: «Это назначение совсем иное, чем кто-либо ожидал, что, на мой взгляд, совсем неплохо. Сам господин Мединский – опытный политик, историк из МГИМО. Ему будет сложно разобраться в сложной системе культуры, но он – человек молодой и энергичный. От него можно ожидать изменений, попыток как-то организовать нашу культуру. То, что он – человек не из творческой среды, это вовсе не минус. На мой взгляд, эту должность должен занимать – или бюрократ хорошего класса, в хорошем смысле этого слова, хорошо знающий законы, либо политик. Мединский – человек с политической биографией, он долго работает в Думе, участвует в политической борьбе. Ведь наш брат не очень хорош в этой роли. Одно дело руководить «Мосфильмом», другое дело – быть министром культуры. Это Дума, законодательство, бюджет, это масса вещей, в которых надо разбираться. Я не вижу причин подвергать сомнению это назначение. Оно мне даже понравилось своей неожиданностью».

  Роман Виктюк, театральный режиссер: «Владимир Мединский – человек науки, человек интеллекта, он прекрасно знает историю нашей страны, умеет отстаивать свою точку зрения, насколько это можно судить по его выступлениям в телеэфире. Он может уверенно расставить все точки и акценты. Он – образец логики. А искусство – это хаос. И нас ждет противостояние Аполлона и Диониса. Ведь Диониса нельзя загнать в строгие рамки логики, это убивает Диониса, это самое страшное для искусства. Но я уверен, что новому министру хватит сил сохранить дионисийское начало в искусстве, найти грань между логикой и хаосом».

  Лия Ахеджакова, актриса: «Безусловно, многое изменится с приходом нового министра культуры. Предыдущий глава министерства – Александр Авдеев – он, если так можно сказать, был правильный министр. Но сейчас судить о том, как покажет себя господин Мединский на новой для себя должности, сложно и преждевременно. Несмотря на личные эмоции, стоит воздержаться от каких бы то ни было оценок».

Дмитрий Быков, писатель, журналист: «Мне представляется, что есть два Мединских. Один — официозный публицист, довольно нетерпимый, великодержавный, предсказуемый. Второй — ироничный циник, много понимающий про себя и других.

  Это очень заметно в его романе «Стена», где очень много скрытых цитат, остроумных аллюзий. Хотя это роман о XVII веке, но это совершенно постмодернистское произведение, очень стилизованное под Бориса Акунина.

  Какой Мединский возобладает, мы скоро увидим. Все зависит от того, каким он будет — настоящим или официозным».

  Станислав Куняев, главный редактор журнала «Наш Современник»: «Я знал нескольких министров культуры. Например, совершенного лицемера по сути Михаила Швыдкого, который и пальцем не пошевелил для того, чтобы помочь отечественной журналистике патриотического направления. Поскольку я главный редактор журнала «Наш Современник», то хорошо это знаю. Он посылал на все книжные ярмарки и встречи только одну «либеральную шпану».

  Потом был министр получше — Александр Соколов. Но поскольку он был из мира профессиональной музыки, то русской литературе тоже не хватало деятельной поддержки.

  Следующий — Александр Авдеев — был человеком совершенно равнодушным, от него тоже было мало толку. В свое время он стал абсолютным западником, и национальная русская литература для него не имела никакого значения.

  Владимира Мединского я лично не знаю. Когда он появился на политическом небосклоне, я увидел, что это человек достаточно образованный, с острым умом, умеющий говорить и формулировать. Поначалу тоже далек был от нас, но потом сблизился с литераторами. Он на лету схватывает и приводит в споре аргументы как человек, знающий историю нашей культуры и историю России.

  Последнее время, когда Мединский стал выступать на теледебатах в программах Шевченко, Сванидзе, мне показалось, что он как бы работает на связь времен. Больше всего мне понравилось, что он не считает советский период черной дырой в истории нашего отечества, а видит там много ценного, полезного, значительного, героического, хотя не все его взгляды я разделяю.

  Но тем не менее надеяться на него как на министра культуры можно, и я приветствую это назначение. Надеюсь, что хуже не будет — хуже дальше некуда. А лучше может быть».

Александр Проханов, писатель, публицист: «Назначение Мединского действительно экстравагантное, сенсационное, оно не предполагалось. Не предполагалось по нескольким причинам. Пост министра культуры с ельцинских времен занимали персонажи с явно выраженной западной культурной ориентацией. Чего стоит господин Швыдкой, чья практика — постоянное патронирование этого направления культуры, которая связана с западной эстетикой, с западными ценностями, с ультралиберальными представлениями. Патронирование той культуры, которая, по существу, в своих наивысших воплощениях связана с Маратом Гельманом. Культуры, которая в конце концов выразилась в культуру эпатажа, провокаций и осквернения.

  Министр культуры собирал художников, писателей особого направления, отправлял их за границу, чтобы именно они представляли российскую культуру. Были особые рекомендации о присуждении премий. Эта культура на протяжении 20 лет стремительно развивалась и стала доминирующей.

  Однако в России всегда существовала и другая культура, но об этом забывали. Культура русская, патриотическая, фундаменталистская, необязательно архаическая. Эта культура — и икон, и Дягилева, и Петрова-Водкина, и всех писателей-мистиков, как Достоевский и Булгаков. Вот эта культура 20 лет прозябала и подавлялась. Ее называли фашистской и брезгливо отворачивались. Это русская классика, неоклассика, но это не Гельман.

  Назначение Владимира Мединского внушает здесь некоторые надежды. Хотя он человек далекий от культуры и, наверное, ни разу в жизни не брал в руки кисть, не сочинил ни одного стихотворения, но его книги, с которыми я знаком, и сам Мединский, которого я знаю лично, говорят о том, что для него проблема России, традиционной России, немаловажна.

  Все его книги — борьба с мифами, которые складывались на Западе против России. Он их отвергал, разоблачал. В этом смысле он антизападник, хотя умеренный, конечно. Мне кажется, что этот дисбаланс, который наметился в культуре, он попытается исправить. Думаю, вряд ли Мединский будет гнать Гельмана, а попытается повернуться лицом и к патриотически настроенным художникам. Художникам русской волны, русского начала.

  Что в Мединском меня немножко тревожит — так это постоянное и регулярное желание вытащить из мавзолея Ленина. Это не дело художника, не дело культурного лидера. Пусть он там себе лежит, это артефакт. Ленин в мавзолее — это явление не политическое, а художественно-историческое.

  Если бы Владимир Мединский оставил все замашки, доставшиеся ему от «Единой России», то, думаю, смог бы быть неплохим министром культуры. Организационная сторона дела, конечно, ужасна, ему не позавидуешь. Все эти музеи, библиотеки, встречи с художниками, с людьми, выбивание ничтожных денег для поддержания культуры. Но с мировоззренческой, стратегической стороны, мне кажется, Мединский был бы полезен на этом посту».

Дмитрий Новиков, первый заместитель председателя комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям, КПРФ: «Назначение крайне неожиданное. Может, Мединского надо было поставить министром науки и образования, но при чем здесь культура, не очень понятно. Одно из тех решений, которые, на мой взгляд, подчеркивают, что все ожидания, будто власть сделает какие-то выводы из того, что происходило последние полгода, оказались несостоятельными и наивными, власть продолжает упорствовать.

  Что касается назначения Мединского — это означает попытку превратить Министерство культуры в министерство пропаганды, скорее всего. Его агрессивная позиция по многим вопросам, связанным с советской историей, с советской культурой, хорошо известна. Тот, кто возглавляет культуру, должен уметь объединять людей, иметь к этому предпосылки. В сфере культуры это хорошо знают. Она зачастую конфликтная, много ситуаций известно, когда формируется сложная обстановка в творческих коллективах, в театрах и прочее. Поэтому тут нужен был бы человек, который способен объединять, нацеливать на развитие, на творчество.

  Но Мединский абсолютно другого свойства человек. Быть политкомиссаром, пропагандистом власти он сможет, а человеком, который будет объединять творческие силы в угоду российской культуре, — нет.

  Это чисто политический ход, в котором в расчет брались интересы власти, но никак не интересы российской культуры. Владимир Мединский будет заниматься не своим делом, поэтому последствия для нашей культуры будут самые негативные».

  Фарид Насыбуллин, вице-президент АКБ «Инвестбанка»: «Мединский не просто ученый, а добросовестный ученый. А плагиат это либеральные бредни. У него есть ссылки на всех значимых историков и главное архивные данные, многие из которых впервые увидели свет. Мединский – свет в конце тоннеля, во всяком случае в истории и культуре. А это уже не мало. Не понимаю 36%. Неужели они сочувствуют Эхо и прочим, которые ненавидят Россию. Чего тогда ждать от Путина? И какова судьба страны? Видимо как СССР после Горбачева. Ну давай, видимо поделом».

Антон Носик, журналист: «Назначение Мединского министром культуры — это, конечно, за гранью добра и зла. С тем же успехом можно было бы назначить туда Малкина или Овечкина. Впрочем, откровенно декоративный характер этого ведомства не позволяет всерьез обсуждать возможные перемены в связи с новым персонажем в этом кресле. Слава Богу, значительная часть действительно важных решений, связанных с господдержкой культуры, а также с её уничтожением, находится у нас в компетенции муниципалов, а основная часть реальной поддержки исходит из коммерческого сектора».

Agavr, блогер: «Как ни странно, я считаю, что министр культуры Мединский – это очень хорошо. Человек по-настоящему, нутряно дикий, некультурный, с дурацкими завиральными идеями, аморальный — это ровно то, что и надо… Люди с совестью утратят большую часть легитимации сотрудничества с властными органами. Так что культуре станет лучше. Она станет устойчивее. Это ли не успех?»

  fritzmorgen, блогер: «Министром культуры стал Владимир Мединский. Латынина считает, что это — признак надвигающейся катастрофы, которую она с яростной надеждой предвкушает. Лично у меня сложившегося мнения о Мединском нет. Однако я понимаю, что даже если бы министром культуры назначили спустившегося с небес апостола Луку, на него тут же набросилась бы с критикой вся стая наших культурных деятелей. Такова специфика отрасли, увы: творческие люди имеют право на сложный характер. Из реальных заслуг Мединского можно вспомнить борьбу с игровыми автоматами и казино. Не знаю как в других городах, но в Петербурге игровых автоматов стало ощутимо меньше: мой взгляд они уже довольно давно не мозолят. Если бы я был школьником, и если бы я хотел спустить в автоматах сэкономленные на завтраках пятьсот рублей, я бы с поиском злачного места затруднился бы».

  Андрей Коваль, российский филолог, переводчик, поэт: «Однажды мы направили Мединскому в Комитет по культуре Госдумы письмо. В ответ он сделал Собянину депутатский запрос. Помог. Интересная и очень умная личность. Среди остальных известных, он как министр культуры, полагаю пока лучший. Мне его выступления и книги нравятся. Хороший оппонент всяким латентным русофобам».

Вячеслав Николаев, актер: «Мединский — примитивный интерпретатор официального рупора. Своей позиции просто не было и не могло быть, иначе бы его просто не ввели бы в политический клуб. Бесцветен, человек без позиции, без устоявшихся взглядов, без знания жизни народа, без принадлежности к какому бы то ни было национальному клану (космополит). Удобен во всех отношениях».

  Валерий Ружич, ученый-сейсмолог, доктор геолого-минералогических наук: «Надеюсь, что на посту министра Мединский сможет хотя бы частично перекрыть потоки лжи на русскую историю. Его назначение — одно из немногих удачных».

%d такие блоггеры, как: