СВЕТЛАНА ЗАМАРАЕВА: «ОЩУЩЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА И ЗДОРОВЫЙ ПОКОЙ»

Актриса Екатеринбургского ТЮЗа, заслуженная артистка России Светлана Замараева приехала в Москву с ролью Кручининой в спектакле по пьесе Островского «Без вины виноватые». Думала, что просто сыграет, но судьба распорядилась иначе – и из столицы Светлана уехала Лауреатом Национальной театральной премии «Золотая маска» за лучшую женскую роль. Мы еще раз искренно поздравляем Светлану Замараеву и представляем вам такое же искреннее и праздничное интервью актрисы.

  Как вы решили стать актрисой? Где и у кого учились?

  Представляете, я до поступления в театральный институт и в театре-то никогда не была! Где в своей жизни я сделала свой выбор сказать трудно: то ли когда рассматривала бабушкины журналы о театре, который она очень любила, и после отработанной смены на заводе бежала на репетиции в народный театр, то ли во мне пробуждали фантазию роскошные леса, так как мой папа был военным и мы часто переезжали с места на место и жили в военных лесных гарнизонах. Одно помну точно – это ощущение творчества… Его трудно облечь в слова… но эта радость сочинения чего-то нового… 

  Фарфоровая балеринка «Умирающий лебедь» на бабушкином трюмо… Ах, какое удовольствие было складываться в эту трагическую позу! Тюль с окон превращался в прекрасную пачку… Первый класс. Конкурс чтецов. Мне Екатерина Ильинишна выбрала стихотворение Константина Бальмонта «Умирающий Лебедь»: «Заводь спит. Молчит вода зеркальная. Только там, где дремлют камыши, чья-то песня слышится печальная, как последний вздох души…» И в конце: «…Оттого он пел в предсмертный час, что пред смертью, вечной, примиряющей, видел правду в первый раз! » Представляете, сколько размышлений, сколько состраданий было у лесной девочки? Эта таинственная, пугающая и манящая тема – грань между жизнью и смертью, что за этой чертой?.. А уж когда класс вывезли в город на балет «Лебединое озеро» – я поняла куда все это – размышления, жалость, боль потери – можно перераспределить! Все искусство основано на страдании. Балет – абсолютное искусство, где все несовершенство мира, его искажение приобретает какую-то новую реальность, отнюдь не теряя глубины… Итак, чешки в сетку – и в балетную студию местного дома культуры!

  Окончание школы. Готовлюсь в юридический. Адвокат – а ведь это очень актерская профессия!.. Но целых два года надо сначала пройти практику работы в милиции… А при Консерватории (это мы уже приехали в Свердловск) открывается театральный факультет, который потом стал институтом. Курс народного артиста РСФСР В.И.Марченко. Ну, вот… подробно в двух словах! 

  Имеет ли работа в театре юного зрителя какую-то специфику? Как настраиваться на эту юность?

  У меня не так много было детских спектаклей, в основном вечерний репертуар. Держать внимание детского зрителя – думаю, вы представляете, что это такое! Главное – не расслабляться! Быть готовым играть спектакль в 10-30 утра и в 14-30! А в остальном – разницы не вижу.

  Что дала вам, как актрисе, роль Кручининой?

  Новые размышления об актерской профессии, прежде всего. Настало время подумать, чем же я всю жизнь занимаюсь. Но Кручинину называют великой. Ничего себе задачка? Сыграй артистка Великую актрису! У меня есть убеждение, и тому много примеров, что большие артисты ошеломляют своей скромностью и простотой, они вообще мало заметны. Они… как бы сказать… в жизни неартисты, что ли… Режиссер спектакля Григорий Дитятковский настаивал на более ярком образе, что для меня казалось неправдоподобным и даже обидным за отношение к актерской профессии. Но вот именно за этой гранью, которую я сама себе нагородила, я увидела целый сонм странников, которые служат своему делу с непонятной жертвенностью. Мы видим только внешние причины и называем этих людей больными как, впрочем, и Дудукин, советует Кручининой лечиться. Помните как у Ахматовой «…и насморком назван плач…» Но за этим стоит ох, какая мощная сила преображения Духа, становящегося Светом! Ведь искусство – это чаще всего реакция личности на несовершенство искаженного мира, общества. И мне бы хотелось, чтобы в моей Кручининой за ее «странностью» увидели угол сопротивления распаду. 

  Что для вас важнее в этой героине – то, что она актриса, или мать?

  Да она и актрисой стала, потому что она мать! Своего умирающего сына «…обнима-а-а-ла-а-а, целова-а-а-ла-а-а…» – смотрите, она же его к жизни возвращала до потери собственного сознания, всех своих сил! И он выжил. А доктор сказал, что «и часа не проживет!» А он выжил! Ходил «по этапу», был «подзаборником», без паспорта отовсюду гнали – в общем, парню досталось, но выжил! Да потому что она его «так живо представляла». «Не видала его мертвым! » Верила, что он жив. Она держала его образ перед собой. И это, Боже упаси, не магия какая-нибудь, а то, что называется – «молитва матери со дна моря достает». И она достала! Вот как. И это есть, и это правда. И поэтому в финале – «Как хорошо жить на земле! » Вот она – сила творчества, возрождающая из пепла!

  Была ли возможность в Москве посетить театры?

  Ой, я так рада, что побывала в театре-студии Сергея Васильевича Женовача! Спектакль «Брат Иван Федорович». Очень рада! Очень! Здесь решение этих проклятых вопросов, мученическое искание разгадок древней загадки личности и ужасной загадки жизни, здесь размышления о самом главном – о покаянии и возрождении, грехопадении и исправлении. И все в предельно простой форме. Только вы, конечно, понимаете, что эта простота – труд огромной сложности! Без внешних излишеств и самолюбования, с абсолютным вкусом и мерой, с тонким юмором и пронзительной болью. 

  Существует устойчивое мнение, что московская публика избалована и излишне требовательна. Как показалось вам?

  В гостях всегда не так как дома. В Москве зритель на нашем спектакле расставлял некоторые новые акценты. Это очень и удивляло и радовало. Благодарю!

  Почему премию «Золотая маска» нечасто получают спектакли и актеры из регионов?

  Чтобы ответить на этот вопрос, надо иметь опыт, например, Георгия Георгиевича Тараторкина, который наблюдает состояние театра на фестивале вот уже 18 лет. Я не знаю, но могу только сказать, что есть актер, а есть провинциальный актер – это отдельная профессия. Знаете, это как у военных – есть те, кто в штабе (безусловно, важное служение), но есть и те, кто на передовой. И еще: столичным театрам (некоторым, разумеется) «провинциальность» прощается, а провинциальным – нет… 

  После вручения «Маски» вы говорили, что не ожидали этого. Неужели совсем не надеялись? Почему?

  Много лет назад я уже номинировалась на «Золотую Маску» и у меня после было достаточно много времени для размышления на эту тему. Поражение, как ни странно, учит гораздо большему, чем победа. А спектакль «Без вины виноватые» прошел под каким-то необыкновенным покровом! У всех было удивительно радостное настроение, без лишней нервозности, которая изматывает. Была та необходимая мера напряжения и радость, которые так важны перед выходом на сцену! Понимаете, было чувство удовлетворения от сыгранного спектакля, от того, что он прошел так, как надо, с той радостью, с вдохновением, единством с коллегами. Словом: дело сделали, а премии и что-то еще – как Богу угодно… Был здоровый покой – как будет, так и будет. За все – Слава Богу!

  Что бы вы порекомендовали (и почему) посмотреть человеку, впервые посетившему Екатеринбург?

  Я люблю бывать в литературном квартале. Чудесный музейный мир с уютными парками и садиками, Камерным театром (точная копия домашнего театра графа Шереметьева). И обязательно надо побывать на месте Ипатьевского дома, где была расстреляны Царственные священномученики. Сейчас там – Храм на крови. Здесь бывает немного суетно, много экскурсий (но, Слава Богу, что люди идут!), но если прийти сюда на самую раннюю службу – Храм откроет вам много такого, что в слова не облекается, и вы захотите прийти сюда еще или съездить на Ганину Яму, место, где были захоронены тела Царской семьи. Сейчас на этом месте основан мужской монастырь, необыкновенные деревянные храмы, дивное песнопение, особенно вечернее. Здесь надо побывать! Потому что то, что здесь случилось – страшно и Свято.

  Получение премии – определенный этап в жизни артиста. Как видите свое развитие дальнейшее? Что-то изменится?

  У нас в театре праздник, в городе праздник! Очень много поздравлений! А так как наш театр находится в ожидании реконструкции здания, то эта награда стала некой оптимистической точкой сезона! Что дальше? Да там видно будет!

Вместе с актрисой радовалась
Наталья Ионова
Фото Антона Буценко,
а также 
из архива
Екатеринбургского 
ТЮЗа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: