ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

На фоне всего того, что происходит сейчас в нашей политике, на первый план вышел «политический театр».

  Какие ассоциации возникают в вашем сознании, когда вы слышите слово «театр»? Допустим, вы вспомнили спектакли, сцену, артистов, занавес, праздничный выход в свет, красивые наряды… Кто-то (в силу профессии или увлечений) дополнил это слово и получил «театр военных действий» или, быть может, «театр абсурда». А вот у меня на фоне всего того, что происходит сейчас в нашей политике, на первый план вышел «политический театр». Что хотите со мной делайте, но все, что творилось перед выборами в ГосДуму и начинает твориться сейчас, очень напоминает затянувшийся спектакль с предсказуемым финалом.

  Вопрос: что есть в любом театре? Конечно, актеры. И вот приспичило мне оценить труппу нашего политического театра. Особенно сейчас, когда на сцену выходят не просто группы статистов (как в декабре), а ведущие артисты коллектива. Господа, которые не просто отыгрывают продуманный образ, а в честь грядущих мартовских событий дополняют его особыми красками. Имейте в виду, уважаемые читатели, я оцениваю только актерскую игру. Моя политическая позиция останется при мне. Итак, парад-алле! Встречайте!

  Явлинский, Григорий Алексеевич (на всякий случай, а вдруг все же попадет в список). Этот «артист» вызывает у меня стойкое ощущение непонимания: а почему он хочет получить главную роль?! Долгое время играл в массовке, время от времени ему давали реплики… И вот он хочет быть Гамлетом?! Ой. В театрах подобное поведение называют «заявка на роль». Никто не мешает любому артисту при распределении ролей обратиться к главному режиссеру с просьбой попробовать его в той или иной роли. Правда, я не припомню ни одного внятного случая, когда эта просьба удовлетворялась и роль становилась украшением спектакля. Что совершенно меня шокирует – заявку артист подает уже не в первый раз, а вот совершенствоваться в профессии, развиваться и «расти над собой» почему-то не желает. Видимо, считает собственную индивидуальность уникальной и достаточной для главных ролей.

  Миронов, Сергей Михайлович. Артист старательно учит роли, отрабатывает взгляды и интонации, но выглядит весьма бледно. Не хватает веры в то, что он способен сыграть Гамлета. Сказывается долгая работа на ролях второго плана. По поводу амплуа стоит заметить, что сам актер не уверен, что именно он способен играть. Старается отрабатывать героя драмы или трагедии, но его максимум – главная роль в комедии. Почему? Основная моя претензия – дикция. Сложно воспринимать всерьез Гамлета с таким произношением.

  Жириновский, Владимир Вольфович. Ну, тут есть, где разгуляться любому режиссеру! Темперамент зашкаливает, актерская игра приводит всех в трепет, выступления по ТВ смотрят даже те, кто ходит в другие «театры». Слабое место исполнителя – возраст и слишком узкое амплуа. Никто не видел Владимира Вольфовича в роли героя, благородного отца или злодея. Его удел – шут. Причем, не комик, а именно шут. С шекспировским размахом и глубиной. В любом произведении, где есть король, имеется свой шут. Иногда это некое альтер эго короля, иногда его полная противоположность. Но всегда (!) только ему позволено говорить правду. Роли роскошные, и актер давно в них обжился и виртуозно играет, но… Сквозит в игре усталость. И именно она в очередной раз не позволит ему сыграть главную роль. Бедный Йорик, не быть ему Гамлетом.

  Зюганов, Геннадий Андреевич. Тут я пасую перед определением амплуа… Вроде бы, по облику артисту положено играть благородных отцов и купцов Островского, но он старательно рвется в герои, или, по крайней мере, резонеры. Что одно, что другое ему слабо удается – сказывается полное несовпадение играемых ролей с личными характеристиками. Поэтому и получается – работа над ролью ведется весьма поверхностно, на месте истинных чувств – пафос, а тексты уже давно произносятся с заученными, отработанными, но поднадоевшими интонациями. Та самая ситуация, когда понимание роли и профессионализм подменяется огромным желанием играть.

  Прохоров, Михаил Дмитриевич. Основной плюс артиста – он недавно в труппе, еще не имеет штампов, да и заученных интонаций от него не услышишь. Амплуа пока неясно – и артисту надо быть весьма осторожным, чтобы из героя (которого он начал отыгрывать довольно ярко) не опуститься в герои-любовники или резонеры. Вызывает, однако, некоторые сомнения отсутствие у него актерского образования. Видна некоторая неловкость в игре, не получается полностью надеть на себя выбранный образ. И в позиции «я в предлагаемых обстоятельствах» главным становится «я», а обстоятельствам уделяется внимания чуть меньше, чем надо. Да и положа руку на сердце, актеры-самородки нынче не в моде: они могут рассчитывать лишь на главные роли в театрах-студиях. Но не будем забывать, что из театров-студий вышло немало звезд. Дело лишь в том, чтобы подождать, зарабатывать опыт и очки, играя Гамлета на менее престижной площадке.

   Путин, Владимир Владимирович. Здесь все на уровне: совпадение возраста, опыта, амплуа и выбранной роли. Мы имеем тут героя со стажем. Артист не боится себя проявлять в разных ипостасях – то добавит комика (лукавый ленинский прищур ему в помощь), то злодея (сказывается его «актерский» ВУЗ), то немного позволит себе расслабиться и стать героем-любовником (одно фото с обнаженным торсом чего стоит!). Плохо то, что в последнее время ушла искренность из актерской игры, ее постепенно заменяет цинизм уставшей от оваций звезды. Да и ленинский прищур уже не скрывает холодного, стального взгляда. Прежние роли были удачными, но это не означает, что можно постоянно на них выезжать. Актер играет все и всех, и уже не важно – хорошо или плохо. Важно, что ОН играет. Режиссеры будут звать его по привычке, но если он не увидит в себе новых качеств и не вернет чистоту игры, то рискует потерять любовь публики.

  P.S. Ну что ж… Мне кажется, обзор получился. В любом случае, на главную роль артист будет выбран режиссером. А режиссер у нас… Кто?

Актера на роль подбирал
Фома Московский

%d такие блоггеры, как: