АЛЕКСАНДР БАБЕНКО: «БЫТЬ ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ»

Интервью с артистом Театра Оперетты, хореографом и режиссером собственного Театра Пластики и Драмы Александром Бабенко вышло за рамки обычного интервью с хорошим, талантливым артистом: оно стало беседой с хорошим человеком.

  Александр, у Вас есть несколько премий, отмечающих актерское мастерство. Что значит каждая из них? Хочется ли быть признанным еще и как хореограф и режиссер?

  Конечно, все премии очень много значат для меня. Каждая из них дорога по-своему, но есть в них и много общего: любая премия – это дар Божий, и, на мой взгляд, это всегда аванс… Нельзя останавливаться на достигнутом. Если воспринимать премии как какой-то определенный рубеж, то всегда будешь рисковать остановиться, а это уже начало деградации. Не буду скрывать, и тот факт, что любая премия, даже самая маленькая, это всегда очень приятно, ведь это награда за труды, за весь нелегкий путь, который был проложен с самого начала актерской судьбы. 

  Нужно ли признание артисту? Нужно ли признание постановщику? Конечно же, нужно! Без него теряется смысл нашего мучительного, порой кажущегося бесконечным процесса. Ведь что такое непризнанный артист, режиссер, хореограф? Страшно подумать… Это человек никому не нужный, а его работа, его искусство неинтересны зрителю, а значит бессмысленны. Конечно же, не всегда все так критично, но по ощущениям бывает именно так. 

  Награда не всегда приходит к тем, кто заслуживает – это тоже случай, а может и промысел Божий. Если же артист не получает заслуженную награду, то наверное, что-то не так происходит в его душе, мыслях, поступках… Надо обратиться внутрь себя, посмотреть со стороны: что я не так делаю? Может эта награда не будет полезной и испортит меня как артиста? Например, тем, что заставит остыть, охладеть к профессии. Нас всегда подстерегают тщеславие и гордыня, которые могут помешать основному пути к достижению цели. Слава портит людей, это давно известно. Самое сложное испытание – медными трубами. Пройдя его не упав нравственно и духовно, не искусившись, будешь настоящим человеком. Творить, создавать нужно только с чистой душой, с благими намерениями, а не ради славы, денег или богатства. Если это приходит параллельно – слава Богу. Если же нет – тоже слава Богу! Не нужно об этом думать. Думать надо о другом. О том, чтобы создать настоящий, истинный образ, не лживый не наигранный. Этому и учит русская театральная школа. Нельзя это забывать, нельзя этим пренебрегать, нельзя это предавать. 

  Ваша первая режиссерская работа – пластическая драма «Дар-Ветер» – реализация этого желания создать истинный образ?

  «Дар-Ветер» стал первым спектаклем Театра Пластики и Драмы, созданном в 2006 году группой единомышленников. Можно много рассказать про спектакль, но его, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. «Дар-Ветер» стал для нас всех свежим глотком воздуха, новым своеобразным ощущением себя в пространстве. В этом спектакле можно было сделать все, что нельзя сделать в театрах, в которых мы все работаем. Все что накипело, мысли, чувства, идеи – все излилось в хореографии и режиссуре… Это и есть не что иное, как счастье – актерское, режиссерское, балетмейстерское. Слава Богу за него! 

  Либретто написано уникальным драматургом Асей Дургарян на стихи моего друга и единомышленника, самого загадочного актера, заслуженного артиста России Дмитрия Бозина. В спектакле Дима сыграл и неподражаемо станцевал главного героя Дар-Ветра. Главную женскую роль я создал специально для своей музы Светланы Бабенко – моей жены, которую она сыграла и станцевала как нельзя лучше. Также в спектакле участвуют профессиональные артисты балета: Алексей Харитонов, Даниил Исупов, Александра Воронина, Екатерина Семенова, Олеся Новикова. Каждый участник проекта индивидуален и по-своему неповторим. Ребята поверили в мой сумасшедший замысел и всегда работают изо всех сил, не щадя себя. За это я им безмерно благодарен. 

  Физическая нагрузка в этой хореографии очень сложная, требующая самоотверженности и выносливости: артисты работают два часа без антракта. Художник-постановщик Максим Обрезков создал гениальные костюмы и декорации. Благодаря его таланту и фантазии очень многое в спектакле преобразилось, заиграло более яркими красками, приобрело удивительно новые оттенки. У спектакля есть поклонники и друзья, которые очень много для нас значат, и мы благодарим их за помощь и поддержку. 

  Следующим проектом театра стал спектакль-перформанс «CV. РАХМАНИНОВ» в соавторстве с талантливейшем художником Евгением Атановым и виртуозным музыкантом – саксофонистом Тимуром Некрасовым. Проект посвящен великому русскому гению – композитору, пианисту и дирижеру Сергею Васильевичу Рахманинову. Четыре холста, краски, художник, джазовый музыкант, музыка Рахманинова, видеоряд архивных кадров и … Остальное тоже нужно видеть. Спектакль в этом году был удостоен специального приза XI Международного фестиваля «Славянские театральные встречи» в Брянске. 

  В дальнейших планах театра постановки спектаклей «Паганини», «Мцыри», «Древо жизни», совместный проект с Театром миссий Евгении Еловиковой, «Одна космическая история» на стихи замечательного актера и моего доброго друга Виктора Полякова по мотивам великого творения Антуана-де Сент-Экзюпери «Маленький принц». Все зависит, конечно, от финансирования. Если Бог даст возможность найти спонсоров, то когда-нибудь мы сможем поговорить и об этих проектах. 

  Среди такой насыщенной актерской и режиссерской жизни удается ли следить за чужими премьерами, ходить в другие театры?

  Стараюсь ходить на все интересующие меня премьеры. Смотрю новое в жанре мюзикла. Очень люблю драматические спектакли. Естественно, хожу на балетные премьеры: и в Большой театр, и в музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, и на заезжих гастролеров… Стараюсь смотреть все, что успеваю, ведь это обязательно для человека, который серьезно занимается своей профессией. Надо знать, что происходит в мире, что происходит вокруг тебя. Надо знать, какие течения приходят, как они сосуществуют с классикой, потом все это анализировать. Все важно знать, чтобы потом отражать в своем искусстве: в постановках, в работе надо ролями и танцевальными партиями. И чтобы не наступать на чужие грабли, надо заранее понять, что на твой взгляд правильно, что неправильно и уберечь себя от ошибок. Какие-то находки взять на заметку, что-то переосмыслить и применить в своем искусстве. А что касается моих предпочтений в мире русского балета – Большой, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Мариинка и театр Эйфмана… Люблю посещать мастер-классы и семинары иностранных хореографов и режиссеров. Сейчас периодически проходят и семинары по мюзиклам, это тоже стараюсь посещать в обязательном порядке. Из драмы – конечно же, МХТ им.Чехова, Сатирикон, Театр Романа Виктюка, Театр на Покровке, Театр Маяковского, Современник… Также всегда интересуюсь студенческими спектаклями Школы-студии МХАТ, РАТИ. 

  Очень много говорят о школе мюзикла, в театральных ВУЗах появляются факультеты «Актер мюзикла». Каким должен быть актер (и  профессионально, и человечески), чтобы состояться в этом жанре?

  Актеры и мюзикла, и оперетты должны быть универсальны, как я уже говорил. Хорошо, что есть специальные программы для создания актеров мюзикла. Раньше многое приходилось узнавать и делать самому. 

  В конечном итоге, все зависит от человека. Одного таланта не достаточно, нужны знания и работоспособность. Без нее ни один талант не разовьется. Но и работоспособность без таланта тоже пустой звук, это всегда надо помнить, принимая людей в театральные ВУЗы. Должна быть внешность, в которой должен просматриваться типаж. Педагог, набирающий студентов, должен быть очень внимательным, чтобы увидеть, разглядеть, не пропустить и не ошибиться. Сейчас мы все страдаем от того, что идет волна коммерческого кино и театра, захватившего власть в театральном и кинематографическом мире. Появляется тенденция неразборчивости. Попадает в поток много случайных людей, у которых нет призвания к данной профессии, есть только амбиции, которые часто путают с тем самым призванием. Голос есть у всех, но не каждому дано петь на сцене. Если нет души, если нет Божьего дара – все зря. Артист должен быть подобен птичке, которая каждый день поет в лесу – она просто поет, и все вокруг радуется, не задаваясь вопросом хорошо это или не очень. Если же он не является такой вот птичкой – нужно выбирать другую профессию. 

  Если оперетта уже давно классика, то какое развитие на русской сцене Вы пророчите мюзиклу?

  В нашей стране мюзикл тоже давно существует. Если мы возьмем таких наших великих актеров как Любовь Орлова, Леонид Утесов, Николай Рыбников, Борис Сичкин, Андрей Миронов, Людмила Гурченко, Сергей Захаров, Игорь Скляр, Константин Райкин, Татьяна Шмыга, Михаил Водяной, Виктор Кривонос, Владимир Шубарин и фильмы с их участием «Веселые ребята», «Волга – Волга», «Небесные ласточки», «Мэри Поппинс, до свидания!», «Труффальдино из Бергамо», «Соломенная шляпка», «Гусарская баллада», «Свадьба в малиновке», «Вольный ветер», то увидим, что это – мюзиклы высшей пробы. Многие киношедевры ставились в театрах, и, наоборот, многие спектакли экранизировали. 

  Наша задача сегодня состоит в том, чтобы сохранить этот жанр, и не растерять накопленное. А чтобы жанр развивался, надо идти своим путем, заповеданным нашими великими предшественниками, не бояться пересказывать его современным языком. А все остальное делать по старой русской театральной школе, и тогда это не будет опошлено мнимой современностью. 

  Но сегодня время другое – появляется много коммерческих мюзиклов, в которые вкладываются большие деньги. И это не всегда плохо. Хорошо тогда, когда они вкладываются в хорошую драматургию, хорошую музыку, хорошую режиссуру… и в хороших артистов! Но, к сожалению, появилось очень много брака. Спектаклей, которые выдают себя за качественные постановки, а на самом деле таковыми не являются. Как правило потому, что в них не вложена душа, много случайных и «своих» людей, приглашенных «знаменитостей», которые далеко не всегда подходят на предлагаемые им роли. Главная же цель продюсеров состоит не в том, чтобы создать искусство высшей пробы, а в том, чтобы, как можно скорее выпустить спектакль и начинать зарабатывать деньги. 

  Есть ли специфика у этого жанра в России?

  Есть, конечно. Это загадочная русская душа, которая присутствует во всех жанрах отечественного искусства. Потому что русский актер не сравним ни с каким другим актером в мире. Хотя есть множество других актерских школ, достоинство которых нельзя умалять. Но наши все равно лучше, глубже, горячее, роднее. На мой взгляд, наше искусство самое душевное, самое искреннее. Нельзя об этом забывать, надо этим гордиться. При каждом удобном случае вспоминать об этом. И не только учиться играть у них, но и учиться жить. Жить так, как жили образы, созданные на сцене и на экране. Не надо смотреть на артистов в жизни и искать что-то каверзное и острое. Не надо копаться в их грязном белье: все люди несовершенны, у каждого есть ошибки! Судьба артиста, как судьба поэта, должна меряться мерой его искусства, мерой его творений. Что мы не можем сделать в реальной жизни, мы можем реализовать в своих образах. Вложить в роль не прожитое, сказать не сказанное… Поделиться с миром своим самым сокровенным, сказать то, о чем боятся говорить другие, проповедовать, учить… 

   Учить – дело не всегда благодарное…

  И действительно: на актерах лежит огромная ответственность. Мы можем наставить зрителя на путь истинный, а можем и испортить, разладить человека, а это уже великий грех. Мы играем с огнем. Особенно опасно перевоплощаться в отрицательных героев. Зритель должен видеть порок в образе, но не считать его нормой. Я смотрю на великих актеров и вижу, как талантливо они учат нас жить, четко распределяют понятия добра и зла, высмеивают пороки, вдохновляют, вызывают дух патриотизма, стыдят трусов, предателей, ничтожеств… Судите артиста по его ролям! Не надо слушать сплетни – ведь это практически всегда неправда – плохой человек не может сыграть хорошего. Невозможно сыграть хорошего человека, им надо быть. Если ты в жизни чист, то ты сыграешь положительный образ. Если ты нечист, ты не сыграешь святость, глаза тебя выдадут, голос… Глаза – зеркало души, и если там черно – не получится, как не стараться. Кривляньями и масками не прикрыть истинное лицо человека. Поэтому, если вы верите артисту на сцене, оставайтесь с этой верой в жизни. 

  В театре очень много жанров, надо ли все приводить к общему знаменателю «учительства»?

  Это смотря какие цели мы преследуем. Как говорит мой мастер, есть разные направленности театра: есть театр, развлекающий душу, есть – воспитывающий душу, а есть театр, растлевающий душу. Вот если театр растлевает – это однозначно является греховным делом. А если театр воспитывает душу, так сказать, является мирским помощником церкви в воспитании человеческой души – то это совсем другое дело. Но что сказать про театр развлечений? Мне кажется, о нем нельзя судить однозначно… Праздность опасна для души, но живя в мире, понимаешь, что нельзя все время быть серьезным, нужно иногда и радоваться жизни. Но развлечения не должны выходить за рамки дозволенного. Должен быть неусыпный контроль, чтобы развлечения не доходили до умопомрачения и беснования. Веселье должно быть где-то и философским, чтобы можно было посмеяться над собой, своими недостатками, дать возможность другим посмеяться надо собой. Таким образом, театр, развлекающий душу, может не противоречить вере. Все зависит от нас, от наших целей. В наше сложное время нельзя ставить спектакли на потребу пошлой публики, и думать только о том, чтобы заработать денег. Есть еще и другие ценности, слава Богу. Наш современный зритель, несмотря ни на что, в большинстве своем интеллектуальный. Он ждет от нас новых, серьезных, глубоких, смелых решений. И если все это делать по-настоящему, талантливо, то зрителю всегда будет интересно и серьезное, и мудрое, и философское, а не только легкое и развлекательное. 

  Есть расхожее мнение, что люди театра непостоянны и несколько распущены в отношениях. Вы же – счастливый семьянин. Это исключение из правила? Накладывает ли «богемное» общение какой-то отпечаток на личности?

  Злободневный вопрос… В смысле распущенности… В этом отношении профессия актера не основное: она ничем не отличается от других. Все люди искушаемы одинаково, одними и теми же силами… Конечно в нашей профессии больше соблазнов, потому что представители противоположного пола всегда очень близко. Когда на сцене разыгрываются настоящие чувства, актеры играют в довольно опасные игры, и можно легко попасться на этот крючок, если постоянно не контролировать себя. Не каждому удается с этим справиться. Актеры верят в те обстоятельства, которые надевают на себя. Надо по-настоящему любить, по-настоящему ненавидеть, все по-настоящему делать… Но выходя со сцены, все это надо снять как одежду, а не оставаться в ней постоянно. Если бывает трудно справляться с искушением, вот тут-то на помощь приходит вера. Бывает, что человек оступился – надо покаяться, ведь все можно исправить, только нужно захотеть этого всем сердцем. И не усугублять положение, потому что когда человек разгоняется в грехопадении, он как тот камень, упавший с горы: чем дальше, тем быстрее скорость, тем ниже падение. Остановиться и подняться наверх будет очень тяжело, практически невозможно. Слушайте сердце, оно всегда подскажет, да и совесть тоже никогда не спит. Нельзя ее загонять в какие-то глубины подсознания. Она всегда будет говорить, просто надо ее слышать. Еще всегда просить помощи у Господа, потому что иногда бывает все очень сложно и запутано, без помощи свыше не обойтись. Ведь это же самая настоящая духовная брань. Как говорил Достоевский, «Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердца человеческие». И битва эта не остановится ни на мгновение, а мы должны быть солдатами в этой битве. И не ждать легких путей, не искать легкой жизни. Мы все должны делать сами, не надо этого бояться. Надо просто знать, что у нас есть оружие против греха, против зла. Это вера, молитва, пост и крест Господень. Но победив искушение нельзя расслабляться, так как после победы может прийти поражение и все перечеркнуть. 

  Ко всему прочему Вы – глубоко верующий человек. А церковь не всегда одобряла актеров и театр. Как удается совмещать?

  Интересные вопросы… Интересно на них отвечать, но рассуждать на такие темы всегда страшно, так как это огромная ответственность. В Святом Писании нигде не написано конкретно, что нельзя работать в театре. Театра как такового и не существовало тогда. Есть, конечно, множество доводов и размышлений против профессии лицедейства. Это понятно, так как уж очень много соблазнов, сопутствующих профессии актера. И делается вывод, что профессия греховная, заниматься ей нельзя… У меня были в жизни моменты, когда пересекались понятия веры и того, что я делаю в театре. При всех благих намерениях выбранная мной профессия это все-таки лицедейство, это все-таки праздность, кривляние, славолюбие, гордыня… А в определенной мере без этих понятий невозможно стать артистом. Артист не может себя не любить, он не может не восхищаться своими победами, заслугами. Ты постарался, многое сделал, многим пожертвовал, и получилось! Моментально посещает гордыня. Где-то, пусть даже в глубине души, зазнаешься, превозносишься над другими. С точки зрения веры это грех. Как же разбираться в проблеме, как понять? Это совершенно несовместимо, или же есть возможность найти внутреннюю гармонию, которая не будет противоречить, а будет помогать каждый Божий день переосмысливать и стремиться к тому совершенству, к которому мы должны стремиться? В нашем случае к золотой середине, наверное, чтобы не впадать в крайности. 

  А как можно удержаться в этой золотой середине?

  Я для себя нашел ответ, может быть, даже несколько ответов. Я не могу сказать, что я остановился на каком-то одном, движение продолжается. Но основное, что я понял, и (как мне кажется) понимали наши великие актеры: надо бежать от всех праздных и суетных вещей. Побеждая на сцене, получая признание, внутри надо оставаться спокойным, не разгораться славой и гордыней, а благодарить за все Господа. Потому что все, что нам ниспослано, дано свыше. Если Господь не явил свою волю, не было бы ни роли, ни возможности работать в том или ином театре, спектакле, возможности работать с талантливыми, мудрыми, и добрыми людьми… За все это – слава Богу! Ничего не приписывайте себе, за все славьте Бога. Ведь это простое «Слава тебе, Господи! Слава Тебе!» уравновешивает внутренне состояние, не дает впадать в соблазн. Хотя соблазн посещает, опять и опять хочется приписывать себе все подвиги, все победы… А вот это простое знание снова помогает… И надо бы, чтобы оно помогало всегда! 

Мудрости внимала Наталья Ионова
Фото предоставлены Александром Бабенко
Авторы: Василий Якушев, Yannick Perrin,
Анна Клюшкина, Юрий Богомаз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: